Заказать стартовые наборы для гель лака можно здесь.

Пока не похоронен последний павший солдат...

/ ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ / ИТОГИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ / КОНТАКТЫ /

Мы спасаем самих себя ...

Участие во Всесоюзных Вахтах Памяти, проведение областных Вахт, исследовательская работа в архивах, привели нас к созданию областной поисковой организации. Ведь только объединив усилия всех поисковиков, привлекая к этой работе руководителей общественных музеев школ и училищ, можно вести работу результативно и постоянно. В каждом общественном музее есть свой совет, которым руководят преданные солдатскому подвигу люди. Это наш потенциал. Это люди, которые годами собирают бесценные воспоминания участников боёв. Это те, кто поддержит наше святое дело. А музеев боевой славы только в Витебской области более пятидесяти.

Мы обратились за помощью к работникам Витебской областной станции юных туристов. Директор станции Борис Лазаревич Зарх рассказал, что уже много лет в нашей республике существует республиканский клуб красных следопытов «Поиск», который создал и все годы возглавляет генерал-майор запаса, ветеран Великой Отечественной войны Виктор Эрнестович Шомоди. Республиканский совет клуба «Поиск» разрабатывает положения и даёт задания школьникам республики в рамках Всесоюзной поисковой экспедиции «Летопись Великой Отечественной». По белорусскому телевидению раньше постоянно проводились открытые заседания республиканского клуба «Поиск». Большинство школ республики принимают участие в этом движении.

На протяжении многих лет одной из форм учёбы педагогов Витебщины, ответственных за туристско-краеведческую работу в школах, стали заочные соревнования по заданному маршруту. Темы их самые разнообразные: «Памятники и памятные места Витебщины», «Герои и подвиги в названиях улиц», «По местам Витебского подполья» и другие. Вовлекая экспедиционные отряды школ в поисковую деятельность по направлению «В боях отстояли Отчизну свою», Витебская областная станция юных туристов большое значение придавала массовому участию школьников в операциях «Обелиски», «Долг», «Вахта Памяти», «От памятника к памятнику», «Орден в твоём доме» и другие. В работе республиканского клуба «Поиск» уже в 1984 году участвовало более 15-ти тысяч юных следопытов Витебщины. И не только в школах, но и во многих училищах области в те годы создавались военно-патриотические клубы, которые активно включались во Всесоюзную экспедицию молодёжи «Летопись Великой Отечественной».

Так на базе ТУ-96 г.Витебска в 1968 году был создан туристский клуб «Искатель», который в 1985 году был преобразован в военно-патриотический клуб. До 1995 года всей работой по военно-патриотическому воспитанию учащихся училища руководило правление клуба, в состав которого входили в разные годы мастера производственного обучения: Бруева Л.Н., Бруев В.В., Бондарев В.В., Барановская А.М., Иванова Г.Л., Пашкевич Г.Ф., Артюх А.И., Семёнов Н.В., Заровский В.Г., Михальченко Н.И., секретарь комитета комсомола Красовский И.Н. и др. Члены клуба «Искатель» были самыми активными участниками Всесоюзных слётов победителей похода по местам славы советского народа, проводимых ЦК ВЛКСМ раз в два года. Благодаря активнейшей туристско-краеведческой работе клуба «Искатель», 7 лет подряд коллектив училища награждался золотой медалью и дипломами Государственного Комитета по профтехобразованию СССР за 1 место в Союзе по развитию спорта и туризма.

Создавая в училище клуб туристов «Искатель», а впоследствии областную и республиканскую общественные организации, я не раз мысленно благодарила своего классного руководителя, учителя истории Ирину Григорьевну Озеран. Это она научила меня туризму, спортивному ориентированию, краеведению. Это она, буквально с пятого класса, привила нам любовь к путешествиям по родному краю. Это с ней мы побывали на экскурсиях во всех городах-героях. Это она заразила нас жаждой исторического поиска, привила уважение к подвигам старшего поколения. Возглавляя в СШ-3 г.Витебска клуб туристов «Романтики», Ирина Григорьевна считала, что тот, кто в детские и юношеские годы не узнал романтики дальних походов, не прочувствовал необычного запаха ночного костра, став взрослым вряд ли будет заниматься туризмом и краеведением. В наш стремительный век на это просто не хватает времени. А ещё всегда она учила своих «романтиков»: «научился сам – научи двух других!». И этот, неписаный закон школьного туристского клуба, я и мои коллеги по общественной работе все годы претворяем в жизнь.

Туристско-краеведческие походы, поисковые экспедиции, лагеря, Вахты Памяти – это тропы патриотизма, мужества и живого познания истории своего края, источники героических событий минувших дней. Для того, чтобы зваться людьми, патриотами своей родной земли, мы должны помнить войну. Должны потому, что подвиг героев, павших за нашу Отчизну - трагедия и слава Великой Отечественной войны были и будут точкой отсчета собственного мужества и верности долгу, мерой дружбы и любви, вечным напоминанием о том, что было и не должно повториться.

А сохранить историческую память народа помогают общественные историко-краеведческие музеи, а ещё люди, по крохам собирающие бесценные реликвии военных лет. В книгах отзывов народных музеев боевой славы можно прочитать много тёплых слов в адрес тех, кто своим трудом увековечивает память защитников Отечества. Вот, к примеру, что записал Г.П. Аксёнов – брат погибшего стрелка самолёта Ил-2 из г.Северодвинска, Архангельской области в книге отзывов музея боевой славы 953 ШАВП в ПТУ-96 г.Витебска: «…моё внимание привлекла информация в газете «Правда» «Имена героев известны». Известие ошеломило меня неожиданностью. Ведь сорок лет о моём двоюродном брате ничего не известно, кроме извещения – «пропал без вести». Решение лететь в Витебск созрело сразу же. Раз не дождались этого дня родители, то их обязанность навестить могилу, почтить светлую память Михаила Григорьевича, погибшего за Родину, я счёл своим долгом.

Бернское озеро долго хранило тайну трагедии моего брата. Хранило с 14 января 1944 года…

А вот и воинское кладбище. Два небольших обелиска, две могилы…

- Вот и встретились, братишка! - говорю я, а голос дрожит. – Спи спокойно, мой брат Михаил! Пусть Белорусская земля будет тебе пухом! Мы вечно будем помнить, и любить тебя!

Покидая гостеприимный Витебск, я увожу на Родину добрую память о тех людях, с кем свела меня судьба на Белорусской земле. И пусть нас разделяют тысячи километров, но то, что делают ребята по увековечению памяти погибших воинов, вселяет надежду во многие семьи моих земляков, чьи сыновья, братья, отцы до сих пор считаются без вести пропавшими. Пусть счастье и успех сопутствуют Вам, дорогие «Искатели»!»

А экскурсионная группа школьников из г.Устинова (СШ-50) Удмуртской АССР написала в той же книге отзывов: «…Мы живём на Урале. Не было у нас фашистов никогда. Ваша, Белорусская Земля горела под ногами фашистов. Очень важно нам знать о войне в ваших краях. Ребята наши с огромным вниманием слушали, смотрели… Сколько памяти! Сколько труда! Музей очень нужный, интересный. Спасибо Вам за такую работу!»

Директор Витебской областной станции юных туристов Борис Лазаревич Зарх, понимая важность поисковой работы в патриотическом воспитании подростков, дал мне адреса нескольких наиболее активных руководителей школьных музеев. Он посоветовал также обратиться за помощью и к работникам районных баз юных туристов. Борис Лазаревич пообещал оказать помощь в финансировании и проведении учебного поискового лагеря народного образования. Своё слово он сдержал.

Август 1990 года можно по праву назвать датой рождения Витебского областного историко-патриотического объединения «ПОШУК». В самом названии объединения, не просто перевод на белорусский язык русского слова «поиск», – это начальные буквы пяти русских слов, которые отражают состав нашего объединения: «Поисковые Отряды Школ, Училищ, Клубов» Впервые на берегу озера Лосвидо собрались не только поисковые отряды из разных городов, но и члены советов школьных общественных музеев. Для многих из них работа на местах боёв по увековечению памяти павших защитников Отечества была новым, настоящим делом. Они впервые не по переписке с архивами, а своими руками возвращали погибшим солдатам их забытые имена. До этого лагеря по-разному приходилось им бороться с беспамятством. По-разному шли они к этой работе… Поисковый лагерь сблизил ребят, дал возможность больше узнать друг о друге.

Так, ещё в 1968 году опытный краевед, учитель русского языка и литературы СШ-2 г.Новополоцка Евгения Анатольевна Трапезникова в своём классе создала отряд Красных следопытов, который позже стал военно-патриотическим клубом «Разведчики воинской славы» (сокращенно ВПК «РВС»). В 1969 году в д.Рубаново Полоцкого района, по инициативе её отряда, появилась мемориальная доска на месте партизанской переправы. Благодаря Новополоцким Красным следопытам, в 1975 году в д.Гришино Россонского района поставлен памятник на братской могиле и установлено 170 фамилий павших защитников Отечества из 28-й стрелковой дивизии. Это её мальчишки установили 7 мест гибели экипажей самолётов в годы Великой Отечественной войны. Это им в 1983 году удалось установить фамилии членов погибшего экипажа самолёта Ил-2 мл.лейтенанта Шкарпетова Алексея Ивановича и ефрейтора Каргина Григория Ивановича из 683 ШАП 335 ШАД 3 Воздушной Армии. В 1985 году в г. Новополоцке, на месте гибели экипажа, был открыт памятный знак. Все годы клуб «РВС» ведёт переписку с ветеранами 6-й гвардейской и 4-й ударной Армий, с партизанами бригады «Неуловимые», с родственниками погибших воинов.

В поисковый лагерь приехали и члены Оршанского военно-патриотического клуба «Гвардия» (СШ-4 и СШ-14 г.Орша). Этот поисковый клуб был создан на базе Оршанской станции юных туристов в 1989 году. Возглавили его учителя Николай Владимирович Абрамович (СШ-4) и Сергей Павлович Прудниченко (СШ-14). И хотя клуб «Гвардия» сравнительно молодой, ребята уже успели вместе с Оршанским клубом «Русичи» поработать на территории Дубровенского и Оршанского районов.

Мы приняли в поисковики и два Витебских отряда, состоящих, в основном, из взрослых: «Витьбичи» (рук. Олег Григорьевич Кирпиченко, год создания 1985) и «Правда войны» (рук. Дмитрий Леонидович Братанов, год создания 1988). Эти отряды работали на самых трудных участках.

Поисковый лагерь породил и новые поисковые отряды: «Поиск» СШ-43 г.Витебска (рук. Тамара Петровна Марчик, год создания 1990), «Поиск» Константовской СШ Сенненского района (руководитель Лариса Леонидовна Зыгманд, год создания 1990).

Для нас, руководителей лагеря, было неожиданностью, что в лагерь приехали ребята из поискового клуба «Саланг» г.Жодино Минской области (руководитель Александр Васильевич Худинец, бывший воин-интернационалист, рабочий Жодинского автозавода). Это был опытный отряд, побывавший на Вахтах Памяти в Новгородской и Смоленской областях. С помощью комиссии по делам несовершеннолетних Александр Худинец собрал в клуб трудных мальчишек, сумел направить их энергию на нужное дело. Ребята обратились с просьбой зачислить отряд «Саланг» в состав Витебского областного историко-патриотического объединения «ПОШУК». Правление областного объединения поддержало их просьбу.

Командованием Белорусского военного округа было дано поручение Полоцкой десантной дивизии обеспечить палаточный лагерь всем необходимым. Вместе с нами в поисковом лагере работал отряд, состоящий из военнослужащих (руководитель Сергей Азарёнок, помощник по комсомолу командующего Белорусским военным округом, ныне директор Государственного музея Великой Отечественной войны). Вести раскопки в местах, где глинистая почва летом подобна цементу, даже для взрослых не под силу. Поэтому военнослужащие помогали ребятам там, где было особенно трудно.

Подготовить объекты работ для поискового лагеря нам помогли письма-воспоминания ветеранов 11-й гвардейской и 43-й Армий, собранные советом музея боевой славы СШ-36 г.Витебска (создатель музея Валентина Васильевна Иванова). Из письма ветерана 235-й стрелковой дивизии Вадима Александровича Мисюрова, хранящегося в музее, мы узнали о трагедии, произошедшей на льду озера Лосвидо. Воспоминания ветерана и документальные материалы музея послужили основанием для выбора места проведения поискового лагеря.

24 декабря 1943 года войска 1-го Прибалтийского фронта (командующий генерал армии И.Х.Баграмян), развивая стремительное наступление, штурмом овладели городом и крупной железнодорожной станцией Городок – важным опорным пунктом обороны противника на Витебском направлении. В боях за овладение городом Городок особенно отличились войска 11-й гвардейской Армии (генерал-лейтенанта К.Н. Галицкого), 4-й ударной Армии (генерал-лейтенанта П.Ф.Малышева), 43-й Армии (генерал-лейтенанта А.П.Белобородова). Окрылённый этим успехом, командующий фронтом решает сделать новогодний подарок: освободить г.Витебск.

Преодолевая упорное сопротивление противника, наши войска продвинулись на 4 -5 км вперёд и оказались перед хорошо укреплённым рубежом противника. Внешняя линия обороны Витебска проходила в 25 км от города, представляя собой 2-3 линии траншей полного профиля, проволочные заграждения и минные поля. Второй рубеж обороны проходил в 6-8 км от первой в районе деревень Завязье – Городище – озеро Лосвидо. Был ещё и третий рубеж, он проходил в 5-8 км от города, по линии : река Пестуница – д.Михали – озеро Сосна. Все населённые пункты и высоты фашистское командование превратило в опорные пункты. Наиболее мощно противником контролировались дороги Городок - Витебск, Сиротино - Витебск, Полоцк - Витебск. Витебск был превращён в город-крепость.

В книге «Память». г.Витебска Г.Г.Побережский - автор статьи «Прорвать оборону не удалось…» пишет, что задача овладеть городом к новому 1944 году была невыполнима (Книга Память. Витебск.-Мн., 2002, стр.528):

«Казалось бы – 25 км! Но какими они стали для наших солдат и офицеров! Как свидетельствует командующий 11-й гвардейской армией генерал-полковник К.Н.Галицкий «…с 25 по 31 декабря 1943 года войска Армии продвинулись лишь на 5-7 км. За каждый метр отвоёванной земли, приходилось платить великую цену – многими жизнями советских воинов…»

Ведя исследовательскую работу по Лосвидской трагедии в Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации, Игорь Николаевич Гутников (руководитель научно-исследовательского кружка учреждения образования «Государственное областное объединение по организации внешкольной работы с детьми и подростками») переписал «Оперативные сводки 1 Прибалтийского фронта» за декабрь 1943 года, которые подтверждают сравнительно небольшое продвижение наших войск и выход к северной оконечности оз.Лосвидо:

«Войска 1-го Прибалтийского фронта, развивая стремительное наступление, 24 декабря 1943 года штурмом овладели городом и крупной железнодорожной станцией Городок, а также заняли более 60 других населённых пунктов...

В течение 25 декабря на Витебском направлении наши войска продолжали успешно развивать наступление и с боями заняли более 200 населённых пунктов: в том числе… и железнодорожную станцию Залучье. Нашими войсками перерезана шоссейная дорога Витебск - Полоцк.

В течение 26 декабря наши войска на Витебском направлении продолжали наступление и с боями заняли более 60 населённых пунктов… (25 км северо-западнее Витебска)…

В течение 27 декабря на Витебском направлении наши войска продолжали вести наступательные бои, в ходе которых заняли более 30 населённых пунктов... Нашими войсками перерезана железная дорога Витебск - Полоцк.

В течение 28 декабря на Витебском направлении наши войска, преодолевая сопротивление и контратаки противника, продолжали вести наступательные бои, в ходе которых заняли несколько населённых пунктов.

В течение 29 декабря на Витебском направлении наши войска продолжали вести наступательные бои, в ходе которых заняли несколько населённых пунктов и среди них населённые пункты Козлы, Короли, Лосвидо, Угляне, Красный Двор…».

После неудачных попыток сходу пробиться к городу, войска временно перешли к обороне, и начали подготовку к дальнейшему наступлению. Командующий фронтом даёт указание послать армейскую разведгруппу к южному берегу озера Лосвидо, занятому фашистами (в район бывшей деревни Могучёва). Разведчики дошли до первого рубежа немецкой обороны. В траншее немцев почему-то не оказалось. До второй линии обороны не дошли. Армейская разведка, вернувшись к своим, доложила, что траншеи пустые – немцы отступили. Командующий 11-ой гвардейской Армией, не проверив данные разведки, приказывает: трем дивизиям – 11-й и 18-й гвардейским, 235-й стрелковой дивизиям, а также 89-й гвардейской танковой бригаде – рано утром, на Рождество, напрямую, через лед озера, догонять «отступающих фрицев».

Вот как события тех дней описаны в «Боевых донесениях и оперативных сводках» (ЦАМО РФ, фонд 36 гв.ск, опись 1, дело 35):

 

«Боевое донесение №1. Штадив 11 д. Берёзовка. 1.1.1944 г. к 12.00

…Отряд, направленный в тыл к противнику в ночь на 1.1.1944 года приблизился к южному берегу озера Лосвидо, натолкнулся на оборонительные сооружения противника, был им обнаружен и отошёл в исходное положение.

Оперсводка №6. Штадив 11 д.Берёзовка. 6.1.1944 года к 15.00

… В 11.20, после 20-минутного артиллерийского налёта, 40-й гвардейский стрелковый полк перешёл в наступление, но был встречен сильным ружейно-пулемётным и артиллерийско-миномётным огнём противника. Достигнув проволочного заграждения, дальнейшего продвижения не имел. Ведёт огневой бой с противником.

Потери: убито – 5, ранено – 17 человек.

Потери противника 5.1.1944 года: артогнём уничтожено 30 немцев…

Боевое донесение №7. Штадив 11 д. Берёзовка. 7.01.1944 г. к 12.00

6.01.1944 года 40-й гвардейский стрелковый полк в 11.30 перешёл в наступление в направлении Залучье. Продвинувшись в лощину, восточнее 700 м деревни Гостилово, он был встречен сильным ружейно-пулемётным и миномётно-артиллерийским огнём противника. До наступления темноты продолжали находиться в этой же лощине, после чего отошли на исходные позиции. 27-й гвардейский стрелковый полк в ночь на 7.01.1944 года выступил по маршруту Гостилово, Петрачки. Проходя озеро, подразделения полка были обнаружены противником и встречены сильным ружейно-пулемётным огнём с юго-восточного берега оз. Лосвидо и миномётно-артиллерийским огнём из районов кирпичный завод, Батали. Преодолевая сопротивление противника, части 27-го гвардейского стрелкового полка продвигались вперёд, не доходя 400-500 метров до юго-восточного берега, залегли и ведут тяжёлый бой с противником.

Оперсводка №7. Штадив 11 д.Берёзовка. 7.01.1944 года к 15.00

Противник в течение 6.1.1944 года вёл интенсивный огонь артиллерии и миномётов по нашим наступающим подразделениям из районов: кирпичный завод, Сафоново, Батали.

Потери: убито 14 человек, из них - 4 офицерского состава, ранено – 71 человек, из них – 16 офицерского состава.

Потери противника – разрушено – 2 ДЗОТа, 80 метров траншей, подавлен огонь 8 пулемётных точек, уничтожено 6 пулемётных точек, разбито 4 парных повозки, убито и ранено свыше 80 солдат и офицеров противника…

Боевое донесение №04 штаб 18 гв. КСД. Боровня 7.01.1944 г. к 15.30.

1. Дивизия (без 58-го гвардейского стрелкового полка) с исходного положения Мариамполь, Старый Двор в 5.30 7.01.1944 года, пройдя по льду оз.Лосвидо, вступила в соприкосновение с противником на южном берегу озера и ведёт бой за овладение лесом юго-западнее Могучёва. Противник обнаружив движение пехотных цепей встретил их сильным пулемётным и артиллерийским огнём из района Сафоново, Герасимово и фланговым артиллерийско-миномётным огнём из района Батали и Петрачки продолжает удерживать юго-восточный берег озера Лосвидо.

2. 51-й гвардейский стрелковый полк, одним батальоном пройдя по оз.Лосвидо, зацепился за южный берег в районе отдельного домика юго-восточнее Могучёво и, встретив сильное сопротивление противника, залёг и ведёт огневой бой..

3. 53-й гвардейский стрелковый полк, вслед за 51-м гвардейским стрелковым полком, одним батальоном пройдя по озеру Лосвидо, к 9.00 7.01.1944 года выбил противника из Могучёво.

4. Стрелковые батальоны, переправившиеся на южный берег оз.Лосвидо, несут большие потери и не имеют возможности пополнять боеприпасы и эвакуировать раненых из-за сильного обстрела путей подхода к ним. Потери уточняются

Боевое донесение №8. Штадив 11. д.Берёзовка, 8.01.1944 г. к 12.00

1. Противник… сильным ружейно-пулемётным огнём с юго-восточного берега оз. Лосвидо и миномётно-артиллерийским огнём с направлений: Батали, кирпичный завод препятствовал продвижению наших наступающих частей.

2. 27-й гвардейский стрелковый полк 11-й гвардейской стрелковой дивизии вел наступление в направлении Петрачки. Подразделения полка, продвинувшись по озеру 1 км, были встречены сильным миномётным и ружейно-пулемётным огнём противника. С наступлением темноты подразделения полка отошли на исходные позиции в район Старый Двор.

33-й гвардейский стрелковый полк в 24.00 сдал свой боевой участок учебному батальону 212-го стрелкового полка, и вышел в район Старый Двор. 27-й гвардейский стрелковый полк к 6.00 сменили подразделения 18-й гвардейской стрелковой дивизии в районе южного берега озера 200 метров севернее Могучёво.

Оперативная сводка №8 Штадива 11 8.01.1944 года к 15.00.

Противник… оказывает упорное сопротивление нашим частям, наступающим в районе Могучёво, отм. 172,6. Авиация противника в количестве 37 бомбардировщиков в 13.00 8.01 бомбила район Берёзовка - Городок. 11-я гвардейская стрелковая дивизия, выполняя приказ Штакора, 27-м гвардейским стрелковым полком и лыжным батальоном, вела наступление в направлении Могучёво, отм.172,6. Успеха не имела. Потери – уточняются.»

Вот, что рассказывают очевидцы боёв:

«Из нашей 235-й стрелковой дивизии, – писал в своем письме Мисюров Вадим Александрович (бывший помощник начальника 6-го отделения 235-й стрелковой дивизии), – в районе д. Залучье на северо-восточный край озера успел выйти только один из трёх полков без сопровождения артиллерии. Два других полка были на подходе к озеру. 11-я и 18-я гвардейские стрелковые дивизии в это время шли по льду озера правее. Немцы подпустили наших бойцов поближе, подогнали со стороны д.Батали бронепоезд, и из дальнобойных орудий и миномётов прямой наводкой накрыли наши наступающие части. Тысяч восемь бойцов осталось лежать убитыми на льду озера»

Валентина Васильевна Иванова - руководитель школьного музея боевой славы 43-й Армии рассказала нам, что встречалась когда-то с одним из участников той страшной трагедии на льду озера Лосвидо – участником Сталинградской битвы. Его фамилию она не запомнила, но сам рассказ по памяти записала:

«Когда нас построили в колонну и приказали двигаться по открытому льду огромного озера, мне стало не по себе. Какое-то нехорошее предчувствие бередило душу. Мы, словно, шли в никуда… Тишина гробовая… Вдруг, когда прошли уже около 8 километров, и южный берег озера был совсем рядом, начался страшный артобстрел. Снаряды дальнобойных орудий со стороны шоссе били по нашим колоннам. От близкого уже берега, занятого фашистами, им вторили зенитные батареи противника. Нас расстреливали в упор. Очень немногим удалось уйти из-под огня в то страшное утро. Тысяч восемь, наверное, погибло на льду озера.

Когда начался артобстрел, я упал на лёд и прикрылся трупом. Целый день лежал на льду, боясь шелохнуться, так как немецкие снайперы добивали тех, кто ещё шевелился. А мороз всё крепчал… Лёд вокруг очень сильно покрошило снарядами. Целый день высматривал дорогу к своим между огромными полыньями… Когда стемнело, осторожно пополз к нашему берегу».

– А что с ним стало потом? – спросила я у Валентины Васильевны.

– Под утро у д.Залучье его подобрали солдаты и отправили в госпиталь, – ответила она. – Ему ампутировали отмороженные конечности. Так и жил инвалидом. Умер в 1978 году.

В.В.Иванова передала нам рукопись – воспоминания военфельдшера, старшего лейтенанта медицинской службы Лидии Ивановны Борисовой-Лопаткиной, которая в дни боёв в районе Лосвидо служила в 129-м отдельном медсанбате 145-й стрелковой дивизии 1-го стрелкового корпуса 43-й Армии:

«Было это в 1944 году. В этих местах прошли ожесточённые бои. Наши части закрепились на берегу озера Лосвидо, заняли прочную оборону. Как-то весной начсандив приказал мне отправиться на санитарную проверку военнослужащих непосредственно в полках.

Ближайшим от нас полком был 403-й стрелковый полк. К нему можно было попасть двояким путем: идя вдоль берега, обогнуть озеро, что составляло несколько километров, или прямо по льду, что также было не близко, но в два раза короче, так как ширина озера 6 км, а длина – 12км. Я предпочла идти по уже подтаявшему местами, отошедшему от берегов, льду озера.

Разбежавшись, перепрыгнула через полынью на льдину и пошла вперёд. Чем дальше шла, тем лёд становился все толще и чище, так как ветер разгонял снег ближе к краям. Я шла и думала о том, чтобы не сбиться с направления и выйти в расположение полка, но вот… Что это?… Подо льдом я увидела вмёрзший труп… Я его обошла стороной.. Но вот ещё труп, а дальше ещё… И совсем отчётливо видна шинель, рука, сапог…Обхожу стороной, чтобы не наступить на лёд в этом месте, но и в другом месте – тоже трупы… Дальше ещё, ещё и ещё… Их так много!… Даже сосчитать, сколько их здесь вмёрзших в лёд невозможно! Куда ни шагни, – везде сквозь лёд просвечиваются тёмные пятна шинелей, сапог, шапок, ремней… Я ускорила шаг, почти бегу, а под ногами трупы,…трупы… Лёд посреди озера, как отшлифованный, а под ним вмёрзшие в различных позах трупы… Обходить их всё труднее, а наступать на человеческие тела, – как-то не по себе… На меня напал страх. Страх не от близости трупов, а оттого, что идти по ним, – мне казалось кощунством, противоестественным… Я бросилась бежать, не разбирая, как и на что ставлю ноги… Бежала, а в душе – отчаянье и горечь. Хотелось плакать и кричать одновременно… Бежала и всё казалось, что там, позади, они приподнимают головы и смотрят мне вслед с немым укором…»

Готовя Вахту Памяти, мы решили уточнить на местах боёв данные архива и полученные в школьном музее сведения. А для этого необходимо было разыскать в окрестностях озера Лосвидо очевидцев боёв. Жительница д.Должа рассказала:

«Когда начался сильный артобстрел, мы с мамой спрятались в погреб. Долго сидели там. И только под вечер, когда стихла стрельба, осмелились выйти из хаты за водой к проруби. Меня удивило, что лёд в стороне Баталей был весь какой-то чёрный. Присмотревшись, поняла, что на льду лежат трупы... Когда в марте 1944 года выбили немцев от д.Могучёво, солдаты на лодках плавали между льдинами и вырубали останки погибших бойцов, вмёрзших в лёд озера. Но большинство трупов уже под лёд пошло, да и волки вовсю поработали…

Хоронили погибших бойцов в больших ямах – воронках вдоль берега озера. Много могил сразу было… Потом на месте д.Могучёво памятник поставили – голову солдата (может, видели на берегу стоит?). Только под памятником тем мало кто лежит. Могилы и не переносили вовсе – они вдоль всего берега остались. Когда памятник строили, заровняли все холмики на могилках, да ёлочки посадили. А в других местах вдоль берега озера могилки тоже остались не тронутыми, но они уж совсем заросли. Вам никто не покажет. А вы в д.Батали поезжайте! Там найдёте кого-нибудь из тех, кто в войну жил. Возле их деревни очень много трупов на льду лежало».

Мы заехали в д.Батали, и направились к дому, который выглядел древнее остальных современных коттеджей. Нам повезло. В этом доме жила пожилая женщина. Она сразу согласилась нам помочь.

«В 1944-ом, зимой это было, – вспоминала она. - Много убитых недалеко от нашего берега лежало на льду… Человек 600, а то и больше... Весной их хоронили, на берегу… Яма большая была… Памятник небольшенький стоял и оградка была… А как памятник в д. Могучёво открыли, могилку нашу заровняли и пашут каждый год… Но примета осталась – камень большой на том месте лежит… Мы к нему всегда ходим, помянуть солдатиков… Найти место это во ржи можно - по камню… Я покажу».

Она повела нас полем, по чуть приметной тропинке во ржи, к единственному, молчаливому свидетелю гибели людей…

В первый день работы поискового лагеря мы направили в д.Батали сводный отряд. Камень-валун на берегу озера нашли сразу. Но с какой стороны от него была могила? Сколько до неё метров? Ребятам пришлось долго шурфить глинистую почву, пока не наткнулись на останки людей. Несколько дней подряд разбирали это незарегистрированное воинское захоронение, куда весной 1944-го были захоронены останки погибших солдат, собранные со льдин.

Мы считали количество погибших воинов по черепам – оказалось больше сотни человек. Ребята аккуратно перебирали каждый комочек земли… И вдруг на полуистлевшей гимнастёрке одного из бойцов нашли медаль «За отвагу» №387686…

Позже, в Центральном архиве Министерства обороны удалось установить, что этой медалью был награждён гв.красноармеец 58 гв.сп 18 гв.сд Колоссовский Зиновий Ануфриевич, 1910 года рождения, украинец, уроженец Ярославской области, д.Устье, призванный Ярославским РВК в августе 1941года, пропавший без вести 7.01.1944г. (ЦАМО РФ, фонд 717037, дело 284, лист 81- вх.донес. 12638с от 13.04.1944г.)

Члены ВПК «Поиск» ПТУ-19 г.Витебска разыскали жену Колосовского З.А. – Анну Васильевну Колоссовскую. Она приехала в Витебск из Ярославля с двумя детьми: сыном и дочерью. Все эти годы Анна Васильевна ничего не знала о гибели мужа и отца. Не получив известия с фронта, она после войны обратилась в военкомат. Но получила ответ: «Пропал без вести в январе 1944 года»…

Члены военно-патриотического клуба «Поиск» ПТУ-19 г.Витебска побывали с ними на месте гибели мужа и отца, показали могилу в д.3ароново, где 1.08.1990 года был захоронен Колоссовский Зиновий Ануфриевич. В тот же вечер, 20 февраля 1991 года, члены семьи погибшего воина выступили на городском вечере «Рисует память» во Дворце культуры. Невозможно было без слёз слушать выступление со словами благодарности Анны Васильевны Колосовской. Благодарности за то, что наконец-то она и дети узнали, где покоятся останки дорогого им человека.

После этой памятной встречи мы с нетерпением ожидали возможности поехать в Центральный архив Министерства обороны РФ. Очень надеялись, что по фамилии Колосовского З.А. удастся установить фамилии остальных погибших на льду озера Лосвидо.

Но наши надежды не оправдались: в списках погибших Главного Управления комплектации войск Красной Армии рядовой Колоссовский З.А. не значился. Не нашли мы его фамилии и в именных списках потерь дивизий, воевавших в районе оз.Лосвидо. Мы внимательно просмотрели списки погибших 235-й стрелковой дивизии. Но почему-то не нашли потерь за 7 января 1944 года.

Мы внимательно изучили переписку по потерям Управления учёта потерь рядового и сержантского состава Красной Армии со штабом 235-й стрелковой дивизии. В одной из телеграмм штаба фронта прочли:

«Почему не шлёте потери за 7.1.1944 года?»

Из дивизии ответили:

«Потери за 7.1.1944 года высланы».

Через несколько дней опять телеграмма:

«Потери за 7.1.1944 года не получили».

Так по чьей-то халатности фамилии погибших на льду озера Лосвидо советских воинов канули в никуда. А возможно, в действительности было так, как пишет в своей исследовательской работе Гомонов Андрей Владимирович - руководитель научно-исследовательского кружка «Краеведы-поисковики» учреждения образования «Государственное областное объединение по организации внешкольной работы с детьми и подростками», изучив документы архивов, материалы музея 43-й Армии, историческую литературу:

«…в наступление отправили маршевые роты 11-й и 18-й гвардейских стрелковых дивизий. «Маршевая рота» - это люди - где-то собранные, кем-то посланные, трясущиеся в «теплушках» через весь могучий и великий Советский Союз: с Кавказа, Башкирии, Урала, Сибири… да мало ли ещё, откуда…. Как правило, на вновь прибывших бойцов не успевали составлять списки, даже на третьем году войны».

Остаётся надеяться, что и в других неучтённых воинских захоронениях вдоль оз.Лосвидо со временем найдутся награды и документы. Нет их фамилий в списках учёта потерь ни в сельсоветах, ни в военкоматах. Не удосужились установить их имена и при создании памятного знака погибшим гвардейцам, на месте бывшей д.Могучёво.

А совсем недавно из г.Удомля Тверской области комиссар поискового отряда «Рубеж» Ирина Гриднёва прислала нам ксерокопию главы из книги «Солдатская слава Удомли». Эти уникальные военные дневники Евгения Александровича Петрова о боях в районе озера Лосвидо нашли и опубликовали удомельские краеведы-энтузиасты. Дневники Петрова Е.А. – это настоящая, окопная, правда комиссара-пехотинца. Они дают нам возможность по-новому оценить и понять те героические и трагические дни последних дней декабря 1943 года и начала 1944 года.

«23 декабря шёл упорный бой на подступах к Городку, у д.Б.Прудок, у переправы через р.Горожанка.

24 декабря в 10.30 наша дивизия заняла Городок. Первым в Городок ворвался 17-й гв.сп. Вместо красивого городишки – развалины, догорающие здания. У немцев блиндажи в 7-8 накатов. Из разных щелей вылезают жители, измученные, бледные. Здесь немцы истребили до 6 тысяч человек. Колоссальное кладбище на т.н. Воробьёвых горах. Немец драпает усиленно. Много пленных, в т.ч. есть поляки. Фрицы одеты разномастно – грязные, имеют усталый вид, объяты паникой. Противник несёт большие потери. Пути отхода на Витебск отрезаны. Много трофеев. Орудия, пулемёты, винтовки – всё в беспорядке разбросано.

7 января. Неожиданно получил новое назначение в 83-ю гв.сд заместителем командира 252-го гв.сп по политчасти – в разгар наступательных боёв, которые опять сегодня начались. Полк в ходе боёв порядочно потрёпан. Идёт бой. Противник оказывает ожесточённое сопротивление, но полк медленно продвигается вперёд.

8 января. Полк получил задачу вклиниться в Должанский лес и захватить рубеж у перекрёстка дорог. Ночь. Под пулемётно-автоматным огнём минуем т.н. «Лохматую» высоту и кладбище. Сзади крики немцев, стук пулемётов, кругом автоматная стрельба. Выясняем, что путь, по которому мы шли – отрезан. У перекрёстка дорог в лесу организуем круговую оборону. Размер опорного пункта 300м х 100м. Размещаемся в наскоро вырытых ячейках.

9 января. Перед вечером подозрительно тихо. Зато, как наступила темнота, началась катавасия. Немцы всю ночь лезли на нас со всех сторон. Везде шквальный пулемётный и автоматный огонь. За ночь отбили 8 атак. Во время 5-й атаки немцам удалось отрезать 4-ю роту от 5-й и от КП батальона. Агитатор полка гвардии майор Перевезенцев поднял бойцов в контратаку навстречу немцам с призывом: «Вперёд, гвардейцы! Не посрамим гвардейского звания!». Был смертельно ранен, но положение было восстановлено. Драка была очень краткой. Несколько раз немцы прорывались к КП полка на 50 м, но наши бойцы открывали плотный огонь из автоматов и из единственного пулемёта. Противник отходил назад, с воплями унося раненых. У нас тоже порядочно убитых и раненых. Батальон тает. К утру кончились боеприпасы. Собираем боеприпасы с убитых и раненых, ведём только прицельный огонь. Уже сутки голодаем, т.к. питание к нам в расположение доставить не удаётся, проходят только одиночки – остальные гибнут в «коридоре смерти».

10 января. В лес прошли наши миномётчики. Контратаки немцев всё продолжаются, но слабее. Стало поступать питание. 248-й полк не даёт совсем закрыть коридор. Во 2-м батальоне выбили почти весь офицерский состав. Вообще осталась только горстка людей.

12 января. В лес прорвался один батальон 33-го полка 11-й гв.сд. Он занял рубеж правее нас. К вечеру два батальона 250-го гв.сп вошли в лес и заняли рубеж левее нас. Мороз приличный. Люди мёрзнут в кое-как оборудованных ячейках в снегу. Пища всё время холодная, а разжигать костры нельзя.

14 января. Вчера во время нашей атаки (атаковало 9 человек) было уничтожено боевое немецкое охранение из 18 чел., в плен захвачен ефрейтор. Допрашивали его на КП. Оказывается, в результате бесконечных атак немцы потеряли весь личный состав одного батальона, и сейчас подошёл другой батальон численностью в 300 человек. И это против нашей горстки. Против нас воюют немецкие авиадесантники. Захваченный фриц – убеждённый фашист.

17 января. Вчера по приказу комдива наш полк вышел из Должанского леса на переформирование».

Об этих же боях в немецкой книге «Витебск. Борьба и гибель 3 танковой армии», Отто Хельдкампер писал в 1954 году:

«Ночью и весь день на левом крыле LIII корпуса враг продолжает попытки прорвать нашу оборону. Сильно ослабленные непрерывными сражениями последних дней и ночей батальоны 129 пехотной дивизии и 6 авиаполевой дивизии дерутся до последнего. Рано утром в этот день 6 авиаполевая дивизия ещё имеет 436 солдат. По всей линии обороны, атаки отражаются с большими обоюдными потерями. Советам удается прорваться юго-западнее озера Лосвидо, у д.Матрасы. К полудню они вышли к северному берегу озера Зароновское.

Окружённое западное крыло 6 авиаполевой дивизии держится целый день, а затем получает приказ пробиваться к вечеру на новую линию обороны в ближайшем промежутке между Бондарево и юго-восточной опушкой леса севернее Ужлятино.

Очень сильные атаки противника юго-западнее озера Лосвидо.

С 13.12.1943 г. подбито 1023 русских танка, 949 из них - уничтожены. Таким образом, натиск 28 вражеских танковых частей, частично доукомплектованных во время сражений, на продолжительное время приостановлен.

12 января, после сильной артиллерийской подготовки, советы при поддержке танков и авиации продолжают попытки прорыва нашей обороны для охвата Витебска, особенно на северо-западе. Все атаки врага отражены заград.огнём или отбиты в контратаках.

На фронте северо-западнее Витебска, стремительная атака врага в направлении города была остановлена между озерами Лосвидо и Зароновское. Враг потерпел при этом настолько ощутимые потери, что 16.01.1944г. был вынужден приостановить наступление. Русские понесли потери, которые могут исчисляться, по осторожной оценке того времени, в 190 тысяч солдат. Кроме того, захвачено 2250 военнопленных, уничтожено 349 орудий, подбито 1203 танка, из этого количества уничтожено 1114».

Генерал-полковник Рейнхард в те дни докладывал фельдмаршалу Бушу: «Цель советов, наступающих 3 армиями с востока и северо-запада в направлении на Витебск, несомненна: не столько из оперативного, сколько из-за престижа окружения города. С востока новая армия переброшена на фронт, на севере также новая армия врага уже на подходе. Наверняка, русские имеют большие потери. Однако, они имеют возможность быстро доукомплектовываться молодым, свежим, пополнением.

Однозначной задачей нашей танковой армии является удержание узловой точки Витебск в рамках общего фронта. Численному превосходству советов противостоят немецкие подразделения, которые сражаются теперь уже месяцами день за днем без перерыва. Сражения продолжаются в последнее время также и ночью. Наши подразделения несут большие потери. Чувствуется сильное перенапряжение боевого состояния. При продолжительной максимально повышенной боеготовности человек, даже очень сильной воли, притупляется.

Витебск - это наша участь, это чувствует каждый. И каждый должен выдержать, если удастся. Усилия и лишения сражающихся частей невообразимы. Витебск - стал для всех нас особым понятием. Теперь 56 русских стрелковых дивизий, 5 стрелковых бригад, 3 кавалерийских дивизии и 22 танковых соединения противостоят в сражениях нашим 14 пехотным дивизиям, 1 егерьской дивизии, 1 танково-гренадёрской дивизии моторизованной пехоты и 2 танковым дивизиям».

Возвращаясь к дневнику Евгения Александровича Петрова за те же февральские дни 1944 года, читаем:

«2 февраля. Готовимся к наступлению в районе д.Козлы. Исключительно скверная погода. Всё раскисло, траншеи размякли, в землянке КП вода.

3 февраля. В 8.00 началась наша артподготовка, которая продолжалась 1 час. 45 мин. Наши бойцы за 10 минут до окончания артподготовки встали и пошли в атаку. Противник не выдержал и обратился в бегство. Через полчаса была взята д.Машкино, наши бойцы ворвались в д.Козлы, и закрепились на её окраине.

4 февраля. Сопротивление врага резко усиливается. С большими потерями взяли высоту 174,3. В наших батальонах людей осталось мало, но начальство приказывает – вперёд и вперёд. Противник ведёт беспрерывный ураганный огонь. Наши бойцы лежат в наскоро вырытых ямах прямо в снегу и в воде.

9 февраля. После упорного боя заняли д.Козлы, но слева от нас никто не наступает, а справа успеха нет. Наша атака выдыхается, и роты закрепляются на достигнутых рубежах. Поддержка артиллерией слабая. Танки горят. Авиация не действует. Во время атаки погиб замечательный комсомолец Сукачёв Володя, родом из Сталинградской области, 1925 года рождения. Жаль и очень досадно, что гибнут такие ребята – цвет нашей страны».

Те места, где воевал автор этих строк густо поросли травой и бурьяном. Многие деревушки после войны так и не возродились. Именно в этот район, в дни первой областной учебной Вахты Памяти и отправилась со своим отрядом «РВС» Евгения Анатольевна Трапезникова. В д.Полойники, когда она с ребятами стала расспрашивать о шести братских могилах, нанесённых на карту в районе д. Короли и вдоль берега реки Горожанская, старики стыдливо отводили глаза в сторону и молчали. А один мужчина не выдержал и выругался матом. Да ещё и ребят обругал.

Оказывается, деревню Короли когда-то переселили, строя военный полигон. Воинское кладбище (а там, в 1944 году, было захоронено около тысячи человек) перенесли в мемориальный комплекс д.Зароново (в шести гробах, как утверждают очевидцы). А на военном учебном полигоне, на тех могилках солдатских, рельсы проложили. И таскали по тем рельсам мишени… Когда танки по мишеням стреляли, переворачивали всё вокруг.

Евгения Анатольевна Трапезникова стала просить старожилов показать место, где были могилы, объясняя, что не наша вина в той несправедливости. Но услышала ответ:

«В войну по тем солдатикам стреляли, и теперь покоя не дают… Ничего я вам показывать не буду!».

Евгения Анатольевна со своими мальчишками всё же отправилась на место бывшей д. Короли, но могилы отыскать они пока так и не смогли.


Литература: Бруева Л.Н. "Пока не похоронен последний павший солдат....", 2009
 
 
ФОТОАРХИВ
ВИТЕБСК 1941
ВИТЕБСК 1942
ВИТЕБСК 1943
ВИТЕБСК 1944
СТАРЫЙ ВИТЕБСК
ЛИЦА ПОБЕДЫ
 




ВНИМАНИЕ! При использовании материалов ссылка на сайт, авторство и источник обязательна.