Последние данные показали, что информация на тему гофрокороба для переезда не вызывает интереса.

Антипартизанская война 1941-1944г.г.

/ ОКУПАЦИОННЫЕ СИЛЫ / ПАРТИЗАНСКИЕ ОТРЯДЫ / ВИТЕБСКОЕ ПОДПОЛЬЕ / НКВД / СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ АРХИВЫ /

Особые охранные предписания войскам

Несмотря на интенсивные охранные мероприятия, быстро растущее число диверсий и нападений партизан свидетельствовало о том, что ячейки партизанского движения еще не ликвидированы. Партизанам в 1941-1942 гг. весьма способствовала беспечность немецких войск, не привыкших к такого рода угрозе, а также нежелание солдат ввязываться в боевые действия с партизанскими отрядами...

Уже в начале августа 1941 года отдельные дивизии вынуждены были издавать особые инструкции по охране войск от нападений партизан. В них запрещалось при нападении оставлять автомашины; предписывалось на полном газу уводить их в укрытие, а пассажирам - занимать оборону поблизости от машин. (См., например, приказ по 8-й танковой дивизии от 5.08.1941 года "Общие принципы охраны войск от нападений партизан и разбитых частей противника). Одновременно потребовалось предупредить войска о партизанах в немецком обмундировании. Практика показала, что часто партизаны носили под немецкой русскую форму, чтобы в случае необходимости быстро снять немецкое обмундирование и превратиться в красноармейцев.

Еще более надежные охранные меры предприняло командование XII армейского корпуса (располагался на территории 2-й армии в северной Украине) путем создания запретных зон, прилегающих к ж/д сооружениям и линиям связи. Любое гражданское лицо, появлявшееся в этих запретных зонах не для полевых работ вблизи деревни, расстреливалось без предупреждения.

Одновременно фронтовые части отдали приказ о значительном усилении охраны фронтовой линии, так как часто имели место случаи, когда молодежь обоего пола беспрепятственно переходила через линию фронта и передавала Красной Армии собранные в немецком тылу сведения. Нередко на обратном пути они приводили с собой людей, в задачу которых входило создание партизанских отрядов на оккупированной территории. Так, приказ по 12-й пехотной дивизии от 1 ноября 1941 года гласил:

"Силой оружия препятствовать переходу гражданских лиц через передний край обороны".

Приказ по 6-й армии запретил солдатам в одиночку ночевать в деревнях, где нет гарнизонов. Солдатам в составе небольших групп было указано на необходимость всегда выставлять охрану. Водителям автомашин было приказано, при одиночном следовании, с наступлением темноты прекращать дальнейшее движение и оставаться на ночлег в занятом немецкими войсками населенном пункте. В зависимости от тактической обстановки, отдельные армейские соединения помимо охранных мер испробовали различные возможности охоты на партизан. Вскоре опыт показал, что основательная разведка мест сосредоточения партизан и быстрое окружение их являются главным залогом успеха. В целом, предусматривалось создать действенную преграду на пути концентрации партизанских групп путем: а) дробления частей и размещения их на возможно большей территории; б) внезапными рейдами небольших подразделений в те деревни, где не было немецких гарнизонов; в) систематической проверкой населения Проблему особого рода уже с начала октября 1941 года представляла охрана ж/д линии, проходящей из Фастова через Кременчуга Днепропетровск. Здесь диверсии приняли огромный размах. В ответ командующий тылом группы армий "Юг" приказал арестовать заложников и всех неместных жителей, проживавших в населенных пунктах, расположенных вдоль линии.

В случаях повторения диверсий заложников вешали вдоль железнодорожного пути. Вдобавок был отдан приказ создать мертвую зону на 1-2 км по обе стороны ж/д линии, выселив оттуда все гражданское население.

А всего за период с 22 июня по 1 б сентября 1941 года в тылу группы армий "Центр" были взорваны 117 мостов и в тылу группы армий "Юг" - еще 141 мост. Кроме того, в 250 местах были подорваны рельсы. В большинстве случаев эти диверсии совершили солдаты разбитых частей Красной Армии. (Данные X. Теске из его книги "Серебряные петлицы". Гейдельберг, 1952). Наглядное представление о составе, численности и тактике одного из партизанских отрядов в восточной

Украине дает оперативное сообщение 444-й охранной дивизии от октября 1941 года. Командованию этой дивизии в первые дни октября стало известно о существовании партизанского отряда в 500-600 человек в болотистой местности по нижнему течению Днепра, западнее города Никополь.

8 октября охранная дивизия получила приказ от командования 11 -и армии сменить стоявшую под Никополем бригаду СС и очистить район от партизан.

В это же время в дивизию доставили двух русских гражданских лица, дезертировавших из этого партизанского отряда и давших подробные показания о нем.

На основании показаний этих лиц, якобы насильно уведенных в партизаны, дивизия получила полное представление о дорожных условиях в болотистой местности, о численности и вооружении партизан, их связи с Красной Армией. 15 октября болото длиной 35 км и шириной 20 км, было окружено частями дивизии, а 18 октября началось наступление против партизан. Вскоре атакующие части убедились, что задача немецких войск уже известна партизанам.

По сообщениям из дивизии, 13-летний мальчишка проскользнул через посты охраны и передал партизанам, что 2500 немецких солдат окружают остров на болоте (дальнейшая судьба этого юного разведчика была такова: в начале боевых действий он подорвался на мине и, доставленный на немецкий командный пункт, скончался в бессознательном состоянии).

Вскоре после начала наступления, осуществлявшегося двумя полками (причем 711-я группа тайной полевой полиции выставила дополнительные заграждения, на случай попытки прорыва партизан, в прилегающих населенных пунктах), была перехвачена радиограмма Красной Армии, рекомендовавшая партизанам разделиться на небольшие группы и по одиночке прорываться через линию заграждений.

Было установлено, что руководство отряда составляют партийные функционеры Украины, которые прошли специальную подготовку в партизанском полку 10/80. После окончания подготовки в середине сентября их направили в низовье Днепра. Костяк отряда, примерно в 350 человек, состоит из сотрудников НКВД, пограничников, сотрудников милиции и партийных функционеров. Он был обеспечен автоматами, 2000 ручных гранат, примерно 200 минами, винтовками, большим количеством взрывчатки и подчинен майору Захарову (или Сахарову).

Несколько позже эту группу по приказу командования Красной Армии пополнил партизанский отряд во главе с Андреем Решниченко (бывшим заместителем председателя городского совета Никополя), созданный на базе истребительного батальона. Вскоре к ним присоединилась еще одна группа в 130 человек под командованием военного врача Ивана Коростьяна. В течение первой половины октября к ним присоединили 25 сотрудников НКВД из Харькова под командованием комиссара Задубина и несколько милиционеров из промышленного города Кривой Рог.

Майор Захаров (Сахаров) объединил все эти группы под своим командованием, ссылаясь при этом на приказ начальника штаба одной из армий южного направления Васильева. Он обмундировал бойцов в единую форму: черные куртки и брюки. Из своего опорного пункта партизанский отряд ежедневно предпринимал налеты в окрестные населенные пункты за продовольствием и трофеями, а также с целью вербовки новых бойцов. При этом он отличался особой жестокостью по отношению к немецким военнослужащим.


"Антипартизанская война 1941-1945", АСТ Харвест, 2005
под общей редакцией А.Е.Тараса
 
 
ФОТОАРХИВ
ВИТЕБСК 1941
ВИТЕБСК 1942
ВИТЕБСК 1943
ВИТЕБСК 1944
СТАРЫЙ ВИТЕБСК
ЛИЦА ПОБЕДЫ
   
 
 




ВНИМАНИЕ! При использовании материалов ссылка на сайт, авторство и источник обязательна.