Мягкая мебель kорсак под заказ в Минске Мягкая мебель Минск.

Силовые структуры окупационного режима

/ ОКУПАЦИОННЫЕ СИЛЫ / ПАРТИЗАНСКИЕ ОТРЯДЫ / ВИТЕБСКОЕ ПОДПОЛЬЕ / НКВД / СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ АРХИВЫ /

Силовые структуры окупационного режима

Вооруженной опорой созданного нацистами на территории Белоруссии режима являлись силы по поддержанию обществен­ного порядка. Под этим общим названием подразумеваются си­ловые структуры, которые находились в подчинении каждой из указанных форм оккупационной администрации. Это прежде всего армейские части, расквартированные в зоне военной администрации, и полицейские формирования, действовавшие и в гражданской, и в военной зоне.

* * *

Оккупационные части вермахта, находившиеся в подчинении командующего тыловым районом и охранными войсками груп­пы армий «Центр», состояли из следующих структур:

•собственно части и соединения вермахта (охранные диви­зии и другие, более мелкие формирования);
• подразделения военной разведки - абвера;
• подразделения тайной полевой полиции;
• подразделения полевой жандармерии.

Охранные дивизии вермахта (Sicherungs Division) представля­ли собой главную силу по поддержанию общественного порядка в зоне ответственности военной администрации. Создание этих дивизий началось в январе 1941 года Генштабом сухопутных войск, а их существование как специальных соединений вермах­та было узаконено приказом командующего Армией резерва генерал-полковником Фридрихом Фроммом от 3 марта 1941 года. На основании этого приказа были расформированы 3 пехотные дивизии, офицерские и унтер-офицерские кадры которых пошли на укомплектование 9 охранных дивизий. После этого каждый из тыловых районов групп армий получил по 3 дивизии. На долю группы армий «Центр» достались 213,286 и 403-я охранные ди­визии.

Новые дивизии значительно отличалась от обычной пехотной дивизии вермахта: они уступали ей как по организации, так и по вооружению. Например, 286-я охранная дивизия (командир — генерал-лейтенант Курт Мюллер) имела следующую структуру:

• 354-й пехотный полк (Infanterie RegimentNr. 354) — состоял из трех пехотных батальонов;• 61-й охранный полк (Landesschiitzen Regiment Nr. 61);
213-й артиллерийский полк (Artillerie Regiment Nr. 213) — фактически, только его 2-й дивизион (П. Abteilung), состоявший из трех батарей;• 704-й охранный (караульный) батальон (Wach Bataillon Nr. 704);
354-я саперная рота (Pionier Kompanie Nr. 354).

Остальные охранные дивизии находились, в принципе, в та­ком же положении. Естественно, что таких сил было явно недо­статочно, чтобы поддерживать порядок на такой огромной тер­ритории. Поэтому число охранных дивизий вскоре пришлось увеличить. Всего за время войны в занятых советских областях действовало 15 таких дивизий70. На территории же собственно Белоруссии уже к декабрю 1941 года их было четыре:

• 201-я охранная дивизия (штаб в Лепеле);
• 203-я охранная дивизия (штаб в Бобруйске);
• 221-я охранная дивизия (штаб в Гомеле);
• 286-я охранная дивизия (штаб в Витебске).

Помимо охранных дивизий из частей и подразделений вер­махта, которые несли службу по охране порядка в тыловом рай­оне группы армий «Центр», следует также назвать 229 отдельных пехотных рот, 12 противотанковых рот, 9 рот тяжелого оружия и 11 артиллерийских батарей.

Выше шла речь о соединениях вермахта, которые находились в ведении исключительно военной администрации на территории восточной Белоруссии. 19 апреля 1944 года территория генерального округа «Белоруссия» была выделена в специальный тыловой рай­он, где для управления находящимися здесь охранными частями вермахта была создана специальная должность. Ее с апреля по июнь 1944 года занимал генерал кавалерии граф Эдвин фон Роткирхунд-Трах, которому подчинялись следующие соединения:

• на 15 апреля 1944 года — 221-я охранная дивизия и 8-й вен­герский армейский корпус в составе 24-й смешанной и 23-й ре­зервной дивизий;
• на 15 мая 1944 года — 52-я охранная дивизия особого на­значения, 221-я охранная и 391-я пехотная дивизии;
• на 15 июня 1944 года —221-я охра иная и 391-я пехотная ди­визии72.

* **

Еще одной структурой вермахта была военная разведка — аб­вер (Abwehr), которая на территории генерального окрута «Бело­руссии» была представлена специальной резидентурой, действо­вавшей в Минске с марта 1942 по июнь 1944 года73. До середины 1942 года этот орган возглавлял подполковник Кребитц, позднее, до середины 1943 года — майор Кесснер, которого сменил подпол­ковник Ойлер. Главной задачей резидентуры являлась организа­ция борьбы с разведкой Красной Армии, парашютистами, ради­стами и подпольщиками в городах и других населенных пунктах. Для этого она имела три специальных представительства на мес­тах (aussenstelle). Эти органы располагались при местных комен­датурах в Глубоком, Молодечно и Вильнюсе и имели в целом та­кие же задачи.

Весной 1941 года, почти перед самым нападением на СССР, каждой группе армий вермахта были приданы абверкоманды (Abwehrkommando), а армиям — подчиненные этим командам абвергруппы (Abwehrgruppe). Согласно своим функциональным обязанностям, каждая из абверкоманд (и абвергрупп) должна была заниматься разведывательной, диверсионной или контрраз­ведывательной деятельностью. Поэтому в своей номенклатуре они имели, соответственно, цифру «1», «2» или «3», которые обо­значали номер отдела в Главном управлении разведки и контр­разведки (абвера). Именно эти подразделения и подчиненные им спецшколы являлись основными органами разведки и контрраз­ведки на всем протяжении Восточного фронта. Из них на терри­тории Белоруссии с 1941 по 1944 год действовали следующие (имеется в виду только территория военной администрации):

• в распоряжении штаба группы армий «Центр» — 103,203 и 303-я абверкоманды;
• в распоряжении штаба 2-й полевой армии — 105,205 и 207-я абвергруппы;
• в распоряжении штаба 4-й полевой армии — 108,208, 308 и 316-я абвергруппы;
• в распоряжении штаба 9-й полевой армии — 209,307 и 309-я абвергруппы;
• в распоряжении штаба 2-й танковой группы (затем армии) — 107 (вскоре передана в 9-ю полевую армию) и 109-я абвергруппы;
• в распоряжении штаба 3-й танковой группы (затем армии) — 101,113,210,310 и 318-я абвергруппы;
• в распоряжении различных комендатур — 215,315,325-я и так называемая Люфтгруппа (Luftgruppe).

* * *

Особую роль в системе оккупационного аппарата восточной Белоруссии исполняла тайная полевая полиция (Geheime Feldpolizei; GFP). Будучи составной частью вермахта, она осуществ­ляла военно-полицейские функции. В ее задачи входило:

• организация контрразведывательных мероприятий по охра­не штабов и личная охрана высшего командного состава;
• наблюдение за военной корреспонденцией, контроль за по­чтовой, телеграфной и телефонной связью гражданского насе­ления;
• содействие в охране почтовых сообщений;
• розыск оставшихся на оккупированной территории военно­служащих армий противника;
• проведение дознания и надзор за подозрительными лицами в зоне военных действий.

Подразделения тайной полевой полиции были представлены группами (Gruppe) при штабах групп армий, армий и полевых ко­мендатурах и комиссариатами (Kommissariate) — при штабах кор­пусов, дивизий и некоторых местных комендатурах. Группы и ко­миссариаты подчинялись шефу тайной полевой полиции соот­ветствующей группы армий и офицеру абвера ("согласно штабной номенклатуре эта должность называлась 1с) соответствующих штабов и или комендатур. Каждая группа имела в своем соста­ве от 2 до 5 комиссариатов, которые в свою очередь делились на внешние команды (Aussenkommando). Численность групп была разной. Если в 1939— 1940 годах она состояла из 50 человек (ру­ководитель, 32 сотрудника среднего звена и 17 человек вспомо­гательного персонала — шоферы, стенографисты, охрана), то во время войны против СССР их численность увеличилась до 95 че­ловек (руководитель, сотрудника среднего звена и 40 сотрудников вспомогательного персонала). Кроме того, при подразде­лениях этой полиции были группы штатных агентов и неболь­шие воинские формирования для карательных операций против партизан, проведения облав, охраны и конвоирования арестован­ных. Все группы были полностью моторизованы. Главным ру­ководящим органом для всех частей тайной полевой полиции была специальная группа отдела военной администрации гене­рал-квартирмейстера Генштаба сухопутных войск. До самого конца войны ее возглавлял СС-оберфюрер и полковник охран­ной полиции Вильгельм Кирхбаум.

С 1941 по 1943 год группы тайной полевой полиции распола­гались в следующих населенных пунктах восточной Белоруссии: Бобруйск, Борисов, Витебск, Лепель, Могилев, Орша, Старые Дороги и Полоцк. В данном случае руководящими органами для них были штабы таких воинских формирований:

• 580-я группа — в распоряжении штаба 9-й полевой армии;
• 703-я группа — в распоряжении штаба 3-й танковой группы;
• 639 и 612-я группы — в распоряжении штаба 2-й танковой группы;
• 570-я группа — в распоряжении штаба 4-й полевой армии.

* * *

На всей оккупированной территории восточной Белоруссии также действовали подразделения полевой жандармерии (Feld-gendarmerie), которая осуществляла функции полиции порядка в войсках и в зоне ответственности военной администрации. Обычно в ее задачи входило:

• борьба с партизанами в районе дислокации;
• регулировка движения войск на марше;
• установка контрольно-пропускных пунктов, проверка до­кументов, конвоирование военнопленных;
• охрана портов и аэродромов;
• приведение в исполнение приговоров военно-полевых судов.

Кроме того, двигаясь непосредственно за регулярными войс­ками, полевая жандармерия руководила созданием на захвачен­ных территориях местных органов власти, проводила поиск де­зертиров, собирала беженцев и военнопленных, охраняла воен­ные трофеи от разграбления и контролировала сдачу местным населением оружия.

При группах армий и армиях состояли батальоны жандарме­рии, находившиеся в подчинении командующего соответству­ющим тыловым районом, а при штабах корпусов и дивизий — отряды (Тгирре). Каждый батальон состоял организационно из трех рот. Рота делилась на три взвода, в каждом из которых было 4 офицера, 90 унтер-офицеров и 22 рядовых. Все подразделения полевой жандармерии были полностью моторизованы. Старший по званию офицер всей жандармерии находился в подчинении генерал-квартирмейстера Генштаба сухопутных войск.

На территории восточной Белоруссии полевая жандармерия действовала при соответствующих воинских формированиях и административных структурах: в областных центрах функцио­нировали жандармские управления, в районных центрах — жан­дармские посты, а в сельской местности за порядком следили служащие опорных пунктов. Например, в 1941 — 1943 годах в тыловом районе группы армий «Центр» имелись следующие ба­тальоны полевой жандармерии:

• 690-й батальон — в распоряжении командующего охранны­ми войсками и тыловым районом группы армий «Центр»;
• 531-й батальон — в распоряжении штаба 9-й полевой армии;
• 551,694 и 695-й батальоны — в распоряжении штаба 3-й тан­ковой группы;
• 591 -й батальон — в распоряжении штаба 2-й танковой группы;
• 581 -й батальон — в распоряжении штаба 2-й полевой армии;
• 695,696 и 697-й батальоны — в распоряжении штаба 4-й по­левой армии.

* * *

Гражданская и полицейская оккупационная администрации также имели свои вооруженные силы, которые состояли из сле­дующих структур:

• части и подразделения войск СС;
• части и подразделения немецкой военизированной полиции;
• подразделения так называемых оперативных групп СД.

Основой группировки войск СС на территории тылового рай­она группы армий «Центр» послужили части и подразделения при так называемом Командном штабе рейхсфюрера СС (Kommando­stab RaichsfiJhrer-SS). Этот орган был создан в апреле 1941 года как составная часть Личного штаба рейхсфюрера СС. По сути, это была полевая ставка Гиммлера, в обязанности которой входило общее руководство войсками СС, а также координация их деятель­ности с усилиями полиции и Вермахта на оккупированных терри­ториях. Однако помимо чисто административных структур в рас­поряжении этого штаба находился также целый ряд частей войск СС, которые 27 июня 1941 года были переданы в распоряжение главного фюрера СС и полиции «Россия-Центр» СС-группенфюрера Эриха фон дем Бах-Зелевски. Это:

• 1-я пехотная (моторизованная) бригада СС (1. SS-Infanterie-Brigade (mot.));
• 2-я пехотная (моторизованная) бригада СС (1. SS-lnfanterie-Brigade (mot.)) — передана в распоряжение главного фюрера СС и полиции «Россия-Север»;
• 1-й и 2-й кавалерийские полки СС (SS-Kavallerie-Regiment Nr. 1 und 2) — в августе 1941 года оба полка были сведены в 1 -ю кавалерийскую бригаду СС (1. SS-Kavallerie-Brigade);
• Добровольческий штандарт СС «Гамбург» (SS-Freiwilligen-Standarte Hamburg) — передана в распоряжение главного фюре­ра СС и полиции «Россия-Север»;
• батальон сопровождения рейхсфюрера СС (SS-Begleit-Bataillon Raichsfuhrer-SS);
1 -й батальон противовоздушной обороны Командного штаба рейхсфюрера СС (SS-Flak-Bataillon Kommandostab Raichsfuhrer-SSI) — сформирован в 1942 году;
• 2-й батальон противовоздушной обороны Командного штаба рейхсфюрера СС (SS-Flak-Bataillon Kommandostab Raichsfuhrer-SSIl) — сформирован в 1943 году;
• дивизион противовоздушной обороны СС «Восток» (SS-Flak-Abteilung Ost);
• батальон специального назначения войск СС (Bataillon der Waffen-SS z.b.V.);
• 10-я полицейская рота связи (Polizei-Nachrichten-Kompanie Nr.W);
• Специальная команда СС «Дирлевангер» (SS-Sonderkommando Dirlewanger) —прибыла на территорию Белоруссии в ян­варе 1942 года.

* * *

28 апреля 1941 года генерал-квартирмейстер Генштаба сухо­путных войск генерал-майор Эдуард Вагнер достиг соглашения с рейхсфюрером СС Гиммлером относительно дополнительного использования частей полиции и войск СС в тыловых районах всех трех групп армий. В соответствии с этой договоренностью каждый тыловой район получал моторизованный полицейский полк, а каждая охранная дивизия — моторизованный полицей­ский (охранный или караульный) батальон. Согласно той же договоренности, все эти части должны были находиться в опе­ративном подчинении соответствующих начальников сухопут­ных войск. Например, в тыловом районе группы армий «Центр» они были распределены следующим образом:

• 213-я охранная дивизия — 703-й охранный батальон (Wach Bataillon Nr. 703);
• 286-я охранная дивизия — 704-й охранный батальон (Wach Bataillon Nr. 704);
• 403-я охранная дивизия — 705-й охранный батальон (Wach Bataillon Nr. 705)

Однако помимо них в прифронтовой полосе действовал еще целый ряд формирований СС и полиции, которые являлись си­ловыми структурами аппарата главного фюрера СС и полиции соответствующего тылового района. В данном случае речь идет о главном фюрере СС и полиции «Россия-Центр», который об­ладал в зоне своей ответственности всей полнотой полицейской власти (армейские начальники могли отдавать его частям при­казы только при «срочной необходимости боевого применения», обычно же он слушался только Гиммлера).

В июле 1941 года в его распоряжении находились:

• полицейский полк «Центр» (Polizei-Regiment Mine);
• 32,131,307,308, 309, 316,317,322 и 323-й полицейские ба­тальоны;
• 31-я полицейская рота связи (Polizei-Nachrichten-Kompanie Nr. 31).

В апреле — мае 1943 года в связи с усилением партизанского движения силы полиции в восточной Белоруссии были значи­тельно увеличены. Теперь их группировка выглядела следующим образом:
• полицейский полк «Центр» (Polizei-Regiment Mitte);
• 2,8,13,14,22,24,26,31 и 36 Л полицейские полки;
• 6,11,32,51,85,91,111,122,131,134,301,307,308,313 и316-й полицейские батальоны.

* * *

13 марта 1941 года состоялось совещание между начальником Главного управления имперской безопасности (РСХА) СС-группенфюрером Райнхардом Гейдрихом и генерал-квартирмейсте­ром Генштаба сухопутных войск генерал-майором Эдуардом Вагнером. Результатом этих переговоров стало создание так на­зываемых оперативных групп (Einsatzgruppe) Службы безопасности (СД), которые должны был и действовать в тыловых райо­нах групп армий и выполнять следующие функции:

• обеспечивать сохранность документов, архивов, картотек подозрительных лиц, организаций и групп;
• задерживать лидеров эмиграции, саботажников, террорис­тов;
• обнаруживать и уничтожать враждебные элементы (обыч­но, под это определение подпадали евреи, коммунисты, цыгане и др.) и предотвращать враждебную деятельность со стороны мес­тного населения;
• информировать армейское командование о политическом положении на оккупированной территории.

Всего было создано четыре оперативные группы: «А», «Б», «Ц» и «Д», каждая из которых была придана соответствующей груп­пе армий. В тыловом районе группы армий «Центр» действова­ла оперативная группа «Б» (Einsatzgruppe В), штаб которой рас­полагался сначала в Белостоке, затем в Минске и Смоленске, а с августа 1943 года — вновь в Минске. Основной зоной деятель­ности этой группы были районы Минска и Смоленска. Ее пер­вым начальником стал СС-бригадефюрер и генерал-майор по­лиции Артур Небе, который находился на этой должности с 1 июня по 16 ноября 1941 года.

Обычно состав оперативной группы насчитывал от 550 до 1200 человек, в число которых входили: сотрудники СД, геста­по, криминальной полиции, полиции порядка, военнослужащие войск СС и вспомогательный персонал (радисты, мотоциклис­ты и т.п.). С августа 194! года в такие группы стали также при­нимать и местных добровольцев (в качестве переводчиков и ис­полнителей «грязной работы»)".

Каждая из оперативных групп состояла из нескольких под­разделений. Например, оперативная группа «Б» включала в себя:

• оперативную команду 8 (Eimatzkommando 8)
• оперативную команду 9 (Eimatzkommando 9)
• специальную команду 7-а (Sonderkommando 7a)
• специальную команду 7-6 (Sonderkommando 7b)
• передовую команду «Москва» (Vorkommando Moskau), с ян­варя 1942 года — специальная команда 7-ц (Sonderkommando 7c).

Каждое из указанных подразделений действовало вполне са­мостоятельно, так как даже подчинялось разным инстанциям. Так, оперативные команды 8 и 9 и специальные команды 7-6 и 7-ц находились в оперативном подчинении начальника полиции безопасности и СД военной зоны оккупации, а оперативная ко­манда 7-а в распоряжении того же чиновника, но в генераль­ном округе «Белоруссия».

Результатом деятельности оперативной группы «Б» на терри­тории Белоруссии и западной России стало уничтожение более 134 тыс. мирных жителей. После освобождения территории Бе­лоруссии надобность в использовании этой группы отпала, и 29 августа 1944 года она была расформирована.

Говоря о деятельности оперативных групп полиции безопас­ности и СД, нельзя пройти мимо еше одной обязанности, воз­ложенной на их командиров. По договоренности с гражданс­кой и военной администрацией, они занимались формирова­нием органов полиции безопасности и СД на оккупированных территориях, предоставив для них свои организационные струк­туры и кадровый персонал. Например, подразделения оперативной группы Артура Небе — штаб, специальные команды 7-6 и 7-а — стали, со временем, соответственно:

• штабом глазного начальника полиции безопасности и СД « Россия - Центр»;
• аппаратом главного начальника полиции безопасности и СД «Россия-Центр» и
• аппаратом начальника полиции безопасности и СД «Бело­руссия».

* * *

Силовые структуры фюрера СС и полиции в зоне гражданс­кой администрации начали создаваться несколько позднее — в сентябре 1941 года. В отличие от полицейского аппарата фюре­ра военной зоны, они были первоначально незначительными и состояли в основном из подразделений жандармерии, которые находились в распоряжении начальника управления полиции порядка в Белоруссии. Так, в апреле 1943 года ему подчинялись следующие подразделения:

• 6,7,11,12,13,17,18,19,21,49 и 50-й моторизованные взво­ды жандармерии;
• комендантская рота при штабе начальника полиции порядка (Stab Kompanie / Kommandeurder Ordnungspolizei Weissruthenienf)

* * *

Следует подчеркнуть, что развитие сил по поддержанию по­рядка на территории генерального округа «Белоруссия» пошло несколько иначе, чем в зоне военной администрации. Здесь нем­цы сделали ставку на использование местных и пришлых кол­лаборационистских формирований.

Местные коллаборационистские формирования начали со­здаваться почти сразу же после первых дней оккупации. Но бо­лее подробно об их истории, организации, структуре, боевом при­менении мы поговорим в следующих главах. Здесь же более уме­стным будет сказать несколько слов о тех «восточных* частях и подразделениях, которые в силу разных обстоятельств оказались на территории Белоруссии90.

В силу того, что Белоруссия занимала ключевое положение для тыла всего Восточного фронта, ее умиротворению немцы прида­вали первостепенное значение. Однако, как было показано выше, собственных сил для этого у них не было. Поэтому для охраны коммуникаций и территории немецкое военное командование и полицейское руководство стало привлекать добровольческие формирования из различных народов СССР, которые стали со­здаваться ими с августа 1941 года. Со временем эти и местные добровольческие формирования стали, фактически, костяком всей охраны общественного порядка. С августа 1941 по июль 1944 года их на территории Белоруссии перебывало значительное количество, которое условно можно классифицировать по следу­ющим показателям:

• национальный признак;
• на территории какой оккупационной администрации они действовали и, соответственно, какой власти подчинялись;
• были ли они сформированы на территории Белоруссии, при­были сюда в качестве усиления местного полицейского аппара­та или отступили вместе с немецкими войсками.

Национальный признак является наиболее существенным и охватывает оба последующих показателя. Согласно ему, можно выделить следующие части и соединения «восточных» доброволь­цев (в этом списке приведены все добровольческие формирова­ния, за исключением белорусских):

• русские национальные формирования — это Русская наци­ональная народная армия (РННА), 1-я Русская национальная бригада СС («Дружина») и Русская освободительная народная армия (РОНА, или «Бригада Каминского»);
• так называемые восточные батальоны (Ostbataillone), фак­тически, те же русские формирования, но без выраженного на­ционального характера — это 201, 203, 221, 286, 427, 432, 439, 601—603,605,610,627,633—635,637,642-й восточные батальо­ны и 1 -й Восточный добровольческий полк;
• казачьи формирования — это 600, 622—625-й казачьи ди­визионы, 4-й и 5-й казачьи полки и так называемый Казачий Стан, в составе 10 пехотных полков;
• украинские формирования — это 53, 54, 55, 56, 57, 62, 63, 115,118,201-й батальоны «Schuma»;
• литовские формирования — это 3,12,15,255-й батальоны «Schuma»;
• латышские формирования — это 18,24, 26,271,274-й бата­льоны «Schuma»;
• эстонские формирования — это 36-й и 45-й батальоны «Schu­ma»;
• части и подразделения так называемых Веточных легионов (Ostlegionen) —это 1-й Восточно-мусульманский полкСС, 786-й туркестанский, 807-й азербайджанский и 825-й волжско-татар­ский пехотные батальоны.

К «восточным» добровольческим формированиям также мож­но отнести уже упоминавшуюся так называемую Специальную команду СС «Дирлевангер». Первоначально эта часть была ис­ключительно немецкой, однако после нескольких месяцев анти­партизанской войны на территории Белоруссии в ее состав были включены несколько подразделений, укомплектованных исклю­чительно «восточными» добровольцами (русскими, украинцами, белорусами и др.).

Добровольческие формирования несли охрану общественно­го порядка по всей территории Белоруссии, находясь в распоря­жении всех ветвей оккупационной администрации. В целом это выглядело так (хотя были и исключения):

• в подчинении командующего тыловым районом и охранны­ми войсками группы армий «Центр» действовали в основном все русские формирования, восточные батальоны, казачьи части и подразделения Восточных легионов;
• все батальоны «Schuma» были распределены между соответ­ствующими структурами главного фюрера СС и полиции «Рос­сия-Центр» и фюрером СС и полиции генерального округа «Бе­лоруссия» (в подчинении последнего также находился и 1-й Во­сточно-мусульманский полк СС)92.

Проанализировав систему по поддержанию общественного порядка и ее вооруженные силы на территории Белоруссии, мож­но сказать, что за весь период оккупации наблюдался их неук­лонный рост. Так, если в 1941 — 1942 годах их численность со­ставляла примерно 160 тыс. человек, то весной 1944 года она возросла более чем вдвое.


 
 
ФОТОАРХИВ
ВИТЕБСК 1941
ВИТЕБСК 1942
ВИТЕБСК 1943
ВИТЕБСК 1944
СТАРЫЙ ВИТЕБСК
ЛИЦА ПОБЕДЫ
   
 
 




ВНИМАНИЕ! При использовании материалов ссылка на сайт, авторство и источник обязательна.