Торговля по японским свечам простой подход к японским свечам.

825-й Волго-татарский пехотный батальон

/ ОКУПАЦИОННЫЕ СИЛЫ / ПАРТИЗАНСКИЕ ОТРЯДЫ / ВИТЕБСКОЕ ПОДПОЛЬЕ / НКВД / СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ АРХИВЫ /

Проблемы гражданской реабилитации легионеров 825-го батальона легиона “Идел-Урал”

<-- 825-й Волго-татарский пехотный батальон

23 февраля 1943 года в районе Сураж-Витебск-Городок 506 легионеров 825-го батальона Волго-татарского батальона, перебив своих немецких командиров, с вооружением и обмундированием перешли на сторону белорусских партизан в расположение 1-й Витебской партизанской бригады под командованием В.Хабарова 1).Этот факт широко известен научной общественности и ранее приводился в нескольких книгах как одна из иллюстраций героической борьбы антифашистского подполья, чаще всего, в увязке с именем Мусы Джалиля 2)

В последние годы появились исследования, в которых доказано, что восстание в 825-м батальоне было подготовлено без участия поэта-героя. Подпольная работа в Волго-татарском легионе началась задолго до того, как Джалиль получил возможность к ней подключиться. Наоборот, по имеющимся документальным свидетельствам, восстание в батальоне оказало сильное влияние на поэта и стало мощным стимулом для подключения к антифашистской работе, и не только для него 3)

Переход татарского батальона на сторону партизан имел огромное значение. Он нарушил общий ход крупной военной операции немцев против партизан в районе Витебска и осложнил их положение на одном из важных участков наступления. Во-вторых, партизаны бригады Хабарова, находившиеся в очень сложном положении, получили неожиданное подкрепление в живой силе и вооружении и уже через несколько дней смогли прорвать окружение. Но самое важное – восстание в батальоне подорвало доверие германских властей в отношении легиона в целом – немцы стали опасаться направления легионеров в восточные оккупированные области. В-четвертых, весть об успехе восстания широко распространилась среди легионеров не только татарского, но и других легионов и, несомненно, активизировала борьбу антифашистского подполья.

Однако в изучении истории восстания имеется большое «белое пятно» – дальнейшая судьба бывших военнопленных татар.

Несколько лет тому назад группа исследователей, в составе которых были автор, челнинский краевед Самуил Лурье, писатель-джалиловед Рафаэль Мустафин и некоторые бывшие сотрудники КГБ Татарстана, имевших отношение к фильтрации военнопленных, попытались найти документальные следы остатков 825-го батальона, относящиеся к периоду после 23 февраля 1943 года.

Бывший командир 1-й Витебской партизанской бригады Михаил Федорович Бирюлин в беседе с С.Лурье тогда пояснял, что, поскольку немцы неоднократно пытались засылать к партизанам агентов под видом бежавших военнопленных, партизанские руководители поначалу не вполне доверяли восставшим. В связи с этим было приказано распределить их по отрядам нескольких бригад: 1-ой Витебской, имени Ленинского Комсомола, 1-ой Белорусской и других.

Поэтому, пытаясь найти бывших легионеров в составе этих партизанских соединений, мы обратились к книге “Партизанские формирования Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 - июль 1944)”, в которой приводятся данные о национальном составе некоторых партизанских бригад на момент соединения их с частями Красной Армии:

Если посчитать, что в число 99 человек, учтенных в графах таблицы как “другие национальности” и “национальность не установлена”, входят татары, башкиры и чуваши, то все равно остается вопрос: где же остальные не менее четырех сотен бывших военнопленных легионеров?

В беседе с С.Лурье М.Ф.Бирюлин дал такие пояснения. Во-первых, бывшие военнопленные, в отличие от партизан из местных жителей, плохо знали местность, где шли бои с карательными экспедициями фашистов, хуже в ней ориентировались и поэтому часто гибли в болотах или попадали в засады карателей. Во-вторых, бывших военнопленных не удалось переодеть, они воевали на стороне партизан в своих серо-зеленых немецких шинелях и многие местные жители и партизаны соседних отрядов могли перебить их, принимая за немцев. В-третьих, некоторые командиры отрядов, вначале не очень доверявшие восставшим, в наступлении направляли их в первые ряды атакующих, а при отступлении – оставляли прикрывать отход основных сил отряда.

Все это приводило к тому, что потери среди бывших военнопленных были значительно большими, чем среди партизан – местных жителей.

Кроме того, легкораненых подлечивали в своем отряде, а тяжелораненых перебрасывали через линию фронта в армейские госпитали самолетами ПО-2. После излечения в госпиталях местные партизаны, как правило, возвращались в свои отряды, бывшие военнопленные же направлялись (большей частью после проверки в фильтрационных лагерях) в части Действующей армии, чаще всего, в штрафные батальоны.

По свидетельству белорусского исследователя А.Заерко, 825-й батальон после перехода к партизанам был расформирован. Его личный состав влился в состав 1-й Витебской, 1-й Белорусской партизанской бригад и бригаду Алексея Данукалова. Основная часть татар осталась в отряде Г.Сысоева. 5) 30 вооруженных татар командир 1-й Витебской бригады М.Бирюлин оставил у себя, а в отряде Г.Сысоева была сформирована отдельная рота из татар6

28 февраля 1943 года этот отряд прорвал окружение гитлеровцев и нанес им сокрушительный удар с тыла в щелбовских лесах. При этом бывшие легионеры не щадили себя в боях. Вот как описывали этот эпизод исследователи истории витебского подполья:

«…в районе дер.Поповичи отряд уничтожил 6 фашистских танков, автомашину и захватил в плен несколько гитлеровских солдат. В этой операции особенно отличились партизаны И.Тимошенко, С.Сергиенко, И.Хафизов, И.Юсупов и А.Сайфутдинов. Высокий героизм проявил боец Н.Гарнаев и комсорг созданного из татар истребительного батальона Ахмет Зиятдинович Галеев. Комсомольская организация возбудила ходатайство перед Суражским подпольным райкомом комсомола о даче ему рекомендации для вступления в партию. Грозой для гитлеровцев была партизанская рота под командованием Х.Латыпова, состоявшая из татар.» 6)

Однако татар в партизанских отрядах становилось все меньше. В феврале 1943 года отряд Сысоева состоял, в основном, из татар и башкир, а в декабре того же года их осталось считанные единицы. 7)

В Национальном архиве Республики Беларусь имеется любопытный документ, описывающий судьбы тех легионеров, которые попали в партизанскую бригаду «Алексея» (А.Данукалова). Судя по нему, в феврале-марте 1943 года во время карательной операции «Шаровая молния» часть бригады «Алексея» была выдавлена гитлеровцами за линию фронта. Среди этих партизан оказались и бывшие солдаты и офицеры 825-го батальона. Многие из них, если не все, были арестованы органами СМЕРШ. На 22 июня 1943 года в лагере специального назначения № 174 в г.Подольске находился 31 человек из 825-го батальона. Судьба их неизвестна.

Важное объяснение дал один из ветеранов КГБ Татарстана, полковник в отставке Лев Николаевич Титов, один из исследователей истории органов безопасности. По его свидетельству, летом 1943 года в армейские части и партизанские соединения в тылу врага поступил приказ СМЕРШ об “изъятии” из их состава бывших военнопленных, перешедших из РОА, национальных легионов и других воинских формирований фашисткой Германии. Из партизанских отрядов их отправляли на Большую землю самолетами, где они попадали в специальные лагеря НКВД. Сюда же направлялись легионеры по мере освобождения территорий от врага советскими войсками. В ходе допросов составлялись подробнейшие списки легионеров, которые направлялись в места отбытия ссылки, а после возвращения легионеров в регионы их постоянного проживания – в местные органы НКВД. Эти лица оставались под контролем органов безопасности до начала 70-х годов. Кроме того, в послевоенные годы чекистские органы вели поиск легионеров, скрывавших свою службу в Волго-татарском легионе и других коллаборационных частях. Такие лица также арестовывались и направлялись в лагеря.

Так, в одном из документов, составленном чекистами Татарстана в 1950 году, названо 6 лиц, служивших в 828-м волго-татарском батальоне, с пометкой возле каждой фамилии – “арестован”. В другом документе, относящемся к 1951 году, приводится список из 25 легионеров (в том числе 4 человека из числа служивших в 825-м батальоне), которые были арестованы, осуждены и содержались в особых лагерях МВД СССР. 9)

В чем заключалась причина такого отношения к легионерам?

Многие легионеры предназначались не только для участия в боевых действиях, но и для засылки в советский тыл для шпионской работы, а также в целях выявления неблагонадежных лиц на национальных территориях, которые планировала завоевать фашистская Германия. Так, после захвата советскими войсками бывших пропагандистских лагерей в Сувалках, Нойштедте (Наутимистис), Эбенроде, Погагене, Прошткенне, Нейхаммере, Демблине, Ченстохове и Острове (все на территории Польши) были найдены списки 674 секретных агентов, подготовленных из числа лиц туркестанских национальностей, причем в эту категорию подбирались учителя, писатели, врачи, агрономы, студенты, служащие, то есть лица, имевшие неплохую общеобразовательную подготовку.

Кроме того, перед зачислением в легион военнопленные, принимая немецкую присягу, текс которой гласил: “Я готов в рядах германской армии употреблять все силы на освобождение моей Родины, и поэтому согласен вступить в легион. Этим самым я считаю раньше мною в Красной Армии принесенную присягу недействительной. Я обязуюсь беспрекословно подчиняться приказам моих начальников” 10). Публичный отказ военнослужащего от принесенной ранее присяги считался тягчайшим военным преступлением.

Поэтому в настоящее время из 10 тысяч участников легиона “Идель-Урал” официально реабилитировано около двух десятков человек. В их числе 11 джалильцев и несколько бывших легионеров, перешедших в 1944 году к «маки» и сражавшихся в рядах французских партизан. Участников восстания в 825-м батальоне среди них нет. Исследователям предстоит еще нелегкий поиск биографий и документов в отношении организаторов восстания в 825-м батальоне: врача из Чувашии Григория Волкова, назвавшегося Жуковым, командиров подразделений Рашида Таджиева, Александра Трубкина, Хусаина Мухамедова, Ахмета Галеева, Анатолия Муталло, И.К.Юсупова, В.Х.Лутфуллина, Х.К.Латыпова и других, а также партизанской разведчицы Нины Буйниченко, уехавшей после войны из Белоруссии в Вильнюс. Совершенный ими в феврале 1943 года подвиг не только заслуживает достойной оценки, но, прежде всего, героям антифашистского выступления нужна гражданская и моральная реабилитация. Большинство из них, как мы видим, погибли в военных действиях или затерялись в лагерях ГУЛАГа. Выжившие так и прожили до старости, не «высовываясь» и неся на себе моральный груз «предателя».

Примечания:

1. Подробное описание восстания изложено в моей статье: Гайнетдинов Р. Переход 825-го батальона легиона «Идель-Урал» на сторону белорусских партизан. // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2005 – № 1. – С.23-30.
2. Мустафин Р. По следам оборванной песни. – Казань. 1981. – 335 с.; Забиров И. Джалиль и джалильцы. – Казань, 1983. – 144 с.; Кашшаф Г. По завещанию Муссы Джалиля. – Казань, 1984. – 224 с.; Бикмухаметов Р. Муса Джалиль. Личность. Творчество. Жизнь. – Москва, 1989. – 285 с.
3. Черепанов М. Были ли легионеры джалильцами. // Казанские ведомости – 1993. – 19 февраля; Ахтамзян А. Кто был главным зачинщиком? // Татарстан. – 2002. – № 5. – С.72-75; Ахтамзян А. Памяти участников сопротивления нацизму в годы Великой Отечественной войны. // Татарские новости. – 2004. - № 8 (121);; Мустафин Р.А. По следам оборванной песни. – Казань, 2004. – 339 с.; Гайнетдинов Р. Переход 825-го батальона легиона «Идель-Урал» на сторону белорусских партизан. // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2005 – № 1. – С.23-30.
4. См. Партизанские формирования Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941- июль 1944 гг.). – Минск, 1983. – 281 с.
5. Заерко А. Призрачность второй присяги: «тюркские добровольцы» в лесах Белоруссии. // Политический собеседник. – 1991. – № 12. – С.28.
6. Пахомов Н.И., Дорофеенко Н.И., Дорофеенко Н.В. Витебское подполье. /2-е изд. – Минск, 1974. – С.124.
7. Заерко А. Призрачность второй присяги: «тюркские добровольцы» в лесах Белоруссии. // Политический собеседник. – 1991. – № 12. – С.28Заерко А. Призрачность второй присяги: «тюркские добровольцы» в лесах Белоруссии. – «Политический собеседник», 1991, № 12, с.28.
8. Национальный архив Республики Беларусь, ф.3500, оп.2, связка 12, д.48, л.128-128 об.
9. Архив Управления ФСБ Российской Федерации по Республике Татарстан, ф.109, оп12, д.9, л.120-130.
10. Архив Управления ФСБ Российской Федерации по Республике Татарстан, ф.109, оп12, д.9, л.29-92.

Опубликовано в книге: Евразийское ожерелье. Альманах общественного института истории народов Оренбуржья имени Мусы Джалиля /отв. ред. И.М.Габдулгафарова. Выпуск 6 – Оренбург, 2005 – С.23-27

Гайнетдинов Рустэм Бадретдинович, кандидат исторических наук
http://tatarlar.lv/


 
 
ФОТОАРХИВ
ВИТЕБСК 1941
ВИТЕБСК 1942
ВИТЕБСК 1943
ВИТЕБСК 1944
СТАРЫЙ ВИТЕБСК
ЛИЦА ПОБЕДЫ
   
 
 




ВНИМАНИЕ! При использовании материалов ссылка на сайт, авторство и источник обязательна.