Витебское подполье 1941-1944г.г.

/ ОКУПАЦИОННЫЕ СИЛЫ / ПАРТИЗАНСКИЕ ОТРЯДЫ / ВИТЕБСКОЕ ПОДПОЛЬЕ / НКВД / СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ АРХИВЫ /

Новые бойцы становятся в строй

В связи с провалами горком партии развернул работу по восстановлению подпольной сети, созданию новых организаций и групп, особенно среди военнопленных, работавших во вражеских воинских частях по ремонту автомашин, дорог, в санитарных ротах и т. д. Упор на эту категорию людей делался в то время не случайно. Немцы усилили репрессии против населения. Пройти в город и выйти из него гражданским лицам стало совершенно невозможно. Военнопленные же, привлеченные к работе оккупантами, носили обмундирование солдат гитлеровской армии, имели соответствующие документы. Они пока не привлекали столь пристального внимания карательных органов. Это обстоятельство учитывал подпольный горком.

В городе было создано 10 новых подпольных групп исключительно из военнопленных. Их возглавляли коммунисты В. Т. Омельченко («Максим»), И. И. Оноприенко («Лисицын»), А. П. Бородин, И. С. Ермаков («Мартынов»), А. Г. Крюков, А. Ф. Гамаюнов, В. Г. Кутняк, комсомолец Г. С. Писаревский («Можайский»), И. М. Чайка, Г. Русских.

Под руководством подпольного горкома партии патриоты активно включились в борьбу с врагом. Позже по указанию горкома они в большинстве своем перешли в 1-ю Витебскую партизанскую бригаду, где храбро сражались против гитле- ровцев. Многие из них отдали жизнь за Родину.

Коммунист И. И. Оноприенко в первый год войны командовал полковой батареей 724-го стрелкового полка 233-й стрелковой дивизии. Вскоре ему довелось познать горечь фашистского плена. Двадцатилетний лейтенант Советской Армии скрыл от гитлеровцев, что он офицер, и значился среди военнопленных под именем рядового Ивана Павловича Онохриева. В 1943 г. он и его товарищ по плену И. М. Кузнецов были направлены в Витебск для работы в немецкой воинской части по ремонту автомашин.

Связавшись с подпольным горкомом партии, они стали регулярно посылать ему ценные разведывательные данные, совершали диверсионные акты. В письме горкому КП(б)Б 21 августа 1943 г. И. И. Оноприенко писал: «Желая остаться верным сыном своего народа и Советской власти, хочу активно помогать Родине, советскому народу и Советской власти в их борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Обязуюсь честно и аккуратно выполнять задания партийных органов и партизан по уничтожению немецко-фашистских захватчиков и их техники... Мне дан пароль: «Вы не бывали в лагерях в Полоцке?» Я отвечу: «Не был». Затем меня снова спросят: «А ваша фамилия не Лисицын?» Я отвечу: «Нет, но одного Лисицына я знаю».

2 сентября 1943 года И. И. Оноприенко и И. М. Кузнецов доставили в город мины. На ночлег остановились у одной знакомой по Суражскому шоссе и были преданы ею. Рано утром дом окружили жандармы. Патриоты смело вступили в неравный бой. Они забрасывали фашистов гранатами и отстреливались до последнего патрона. Истекавших кровью подпольщиков гитлеровцы передали палачам из Абвергруппы-318. В тот же день, то есть 3 сентября 1943 г., они были заключены в городскую тюрьму, а на следующий день на допрос был взят один Оноприенко. Надо полагать, что Кузнецов скончался от ран и полученных в тюрьме побоев. Дальше о нем никаких упоминаний в документах гитлеровцев не обнаружено. Не вернулся из Абвергруппы-318 и Оноприенко.

Подпольный горком партии особое внимание уделял разведывательной работе. Если раньше информация из города поступала разрозненно, то в 1943 году этот вопрос был более- менее упорядочен. Широкая сеть подпольных партийных и комсомольских организаций позволяла вести разведку си- стематически, оперативно. Карта Витебска была разбита более чем на 800 мелких квадратов. Они имели номера. Подпольщики детально изучили каждый квадрат, вплоть до отдельных комнат немецких штабов и учреждений. На осно- вании этих данных было составлено описание квадратов.

Вот как, к примеру, был описан квадрат 531: «Восточнее новой больницы на высоте 180 окопы и пулеметные точки (бункера) с обстрелом юго-восточной и северо-восточной стороны. К западу от окопов — командный пункт. На территории бывшего 80 СП размещены части «РОА» — количество их переменно, бывает до 600—700 человек, там же они обучаются». Из описаний квадрата 479 можно узнать, что в саду имени Ленина был большой склад бензина. В квадрате 486 в здании бывшей столовой по улице Ленина, 2 размещался штаб немецкой воинской части по ремонту автомашин, именовавшейся ХКП-620. «В первом этаже (над столовой),— сообщали подпольщики,— общежитие немцев на 25 человек, в двух комнатах. Во втором этаже (над столовой) вход с улицы : 1-я дверь налево — комната-кухня, 2-я дверь — хозчасть штаба, 3-я дверь — строевая часть штаба, 4-я дверь — кабинет шефа части (обер-лейтенанта), 5-я дверь — общежитие немцев на 12 человек. Прямо по коридору — портняжная и сапожная мастерские».

Планы города имелись в подпольном горкоме партии, обкоме КП(б)Б, оперативном и разведывательном отделах 4-й Ударной армии и в штабе партизанского движения. О малейших изменениях в любом квадрате немедленно сообщалось во все указанные инстанции. Руководствуясь разведывательными данными витебских подпольщиков, советская авиация наносила точные бомбовые удары по наиболее важным объектам противника в городе.

Несмотря на непродолжительность существования (с апреля по октябрь 1943 года). Витебский подпольный горком партии сыграл положительную роль, особенно на заключительном этапе борьбы. К концу лета 1943 года горкому удалось в значительной мере централизовать руководство организационно-пропагандистской, диверсионно-боевой и разведывательной деятельностью подпольных организаций. Горком КП(б)Б поддерживал подпольщиков материально, оказывал им разностороннюю помощь.

Витебское партийно-патриотическое подполье было способно выполнять самые сложные и ответственные задачи по организации борьбы патриотов города против немецко-фашистских захватчиков.
Осенью 1943 года Советская Армия начала освобождение Белоруссии. Это явилось крупным военно-политическим событием в жизни нашего народа. Два с лишним года сыны и дочери Белоруссии вели героическую борьбу с врагом. Они верили и знали, что господство фашистских оккупантов недолговечно, враг будет разгромлен. Народные мстители беспощадно громили оккупантов на белорусской земле. Теперь партизанам и подпольщикам представилась возможность принять непосредственное участие в освобождении родной земли от фашистской нечисти.

С большим подъемом встретили трудящиеся Витебщины обращение воинов-белорусов к партизанам и партизанкам, ко всему белорусскому народу, их призыв усилить борьбу с немецко-фашистскими захватчиками, начать освобождение своей республики. Через подпольную печать и листовки это обращение проникло во все уголки оккупированной Белоруссии. Из уст в уста передавалась клятва воинов-белорусов: «Вместе с братьями своими, русскими и украинцами, вместе с воинами всех народов Советского Союза мы принесем освобождение родной земле, возвратим свободу и радость родному и многострадальному нашему белорусскому народу... Вперед же, братья, в решающий бой!» -

С приближением Советской Армии подпольщики усилили свою деятельность. В то время как партизаны громили транспортные коммуникации врага, патриоты Витебска наносили удары по вражеским объектам в городе. В сентябре 1943 года подпольщики из группы И. А. Бекишева заложили мину на аэродроме. В это же время Евгением Матылевым («Компрессор») была выведена из строя водонапорная башня на аэродроме. Мины ему доставила В. С. Кулагина. Взрывы ошеломили гитлеровцев. Они усилили охрану объектов, но диверсии продолжались. Горела земля под ногами оккупантов. Только в сентябре подпольщики совершили 15 диверсионных актов, в том числе в редакциях газет «Новый путь» и «Панцер фауст», на складе немецкой воинской части № 607. 22 сентября они организовали побег к партизанам более 30 немцев, чехов и поляков и 50 военнопленных, прибывших в Витебск из Брянска в составе железнодорожного строительного батальона.

На поиски подпольщиков гитлеровцы мобилизовали крупные силы жандармерии и полиции. Они хватали людей по малейшему подозрению, подвергали их самым изощренным пыткам и шантажу. Но патриоты до конца оставались верными своему долгу перед Родиной. В сентябре 1943 года гитлеровцы задержали подпольщицу Диденкову и потребовали выдать партизан. Она категорически отказалась разговаривать с ними. Тогда фашисты повели ее на расстрел и еще раз попытались выведать ее связи. Но и под угрозой смерти Диденкова не выдала товарищей по борьбе. В бешеной злобе фашист выстрелил в нее. Пуля прошла шею и вышла в щеку. Полагая, что Диденкова мертва, немцы ушли. Придя в сознание, патриотка добралась до партизан и рассказала им о случившемся.

В октябре 1943 года, когда советские войска вступили на территорию Суражского, Лиозненского, Городокского и Меховского районов Витебской области, подпольщики наносят ряд ударов по железной дороге и другим военным объектам врага, активизируют свою деятельность по выводу из города военнопленных и других патриотов для пополнения партизанских отрядов и частей Советской Армии. Об этом повествуют многочисленные документы того времени. Из них, в частности, видно, что в октябре 1943 года витебские подпольщики Н. Я. Нагибов, Виктор Иванов и Стась Воронов взорвали мост на шоссейной дороге в районе станции Залучье и тем самым прервали на время переброску подкреплений врага на Невельское направление. Бекишев и Кулагина передали подпольщику Ф. И. Анисимову («Пчела»), работавшему на железной дороге, десять маломагнитных мин. Одной миной он подорвал паровоз, находившийся в депо на осмотре, а остальные прикрепил к уходящим поездам. Подпольщики Николай Жигунов, Евгений Лозовский, Виктор Иванов и Анна Жаврид из группы Н. А. Ляховского прикрепили к шести поездам, отправлявшимся со станции Витебск, одиннадцать маломагнитных мин с усиленными толовыми зарядами. В последних числах октября Виктор Иванов положил мину в вагон, груженный осветительными ракетами. Взрыв произошел на станции Витебск. Возник пожар. Неоднократно доставляла мины в подпольную группу М. И. Евдокимовых связная горкома партии Н. С. Сельчикова. В октябре 1943 года мина была заложена в кабинете крупного немецкого офицера СД. Она сработала точно. Офицер был убит. В это же время Стась Воронов подорвал легковую автомашину немецкого майора, возглавлявшего воин- скую часть по ремонту автомашин на бывшей очковой фабрике. Военнопленные Петр Жуков и Владимир Ануфриев с помощью подпольщиков из группы Журинских бежали к партизанам, предварительно выведя из строя несколько автомашин.

В связи с массовыми побегами военнопленных гитлеровцы вынуждены были отвлекать на их охрану значительные силы. Но и эта мера не всегда оказывалась надежной. Так, в октябре 1943 года из города совершили побег семь военнопленных, убив при этом четырех немецких солдат. Выходившие из города советские патриоты сразу же включались в вооруженную борьбу с оккупантами. Вышедшие 12 октября из города с помощью подпольщиков военнопленные Г. М. Салеев, И. М. Чайка, Королев, Г. С. Писаревский около деревни Тетерки уничтожили -немецкую легковую автомашину вместе с находившимися в ней капитаном и унтерофицером. Операцией руководил партизан В. А. Загорский. Несколько дней спустя Г. М. Салеев, А. И. Сосновский, И. М. Чайка, Королев, И. С. Ермаков, Г. С. Писаревский, Е. С. Кругликов, К. Н. Юденцов, А. И. Иванов и А. Е. Крюков подорвали на шоссейной дороге восемь автомашин с гитлеровцами.

По далеко не полным данным, только в октябре 1943 года подпольщиками Витебска было совершено 32 диверсионных акта. Боевая деятельность патриотов поднимала дух населения. вселяла веру в скорую победу.


 
 
ФОТОАРХИВ
ВИТЕБСК 1941
ВИТЕБСК 1942
ВИТЕБСК 1943
ВИТЕБСК 1944
СТАРЫЙ ВИТЕБСК
ЛИЦА ПОБЕДЫ
   
 
 




ВНИМАНИЕ! При использовании материалов ссылка на сайт, авторство и источник обязательна.