"Победа Витебск". Витебск в годы Великой Отечественной войны 1941-1944г.г.

Отдельные эпизоды. Год 1944

Разгром группы армий "ЦЕНТР"

Из сводки Верховного главнокомандования вермахта от 27 июня 1944 года:

«На центральном участке восточного фронта наши храбрые дивизии ведут ожесточенные оборонительные бои в районах Бобруйска, Могилева и Орши против крупных сил наступающих Советов. Западнее и юго-западнее Витебска наши войска отошли на новые позиции. Восточнее Полоцка были отбиты многочисленные атаки пехоты и танков большевиков».

В начале лета 1944 года группа армий «Центр» занимала полосу фронта, проходившую от Полоцка на севере, через Витебск на востоке, восточнее Орши и Могилева до Рогачева на Днепре, а оттуда поворачивавшую и тянувшуюся на запад до района севернее Ковеля, где находился стык с группой армий «Северная Украина» (такое наименование с 30 марта 1944 года получила прежняя группа армий «Юг»).


Весна-лето 1944г.

Командный пункт группы армий «Центр» в начале июня 1944 года находился в Минске. Командующим, как и прежде, оставался фельдмаршал Буш, начальником штаба — генерал-лейтенант Кребс.

Управление 3-й танковой армии генерал-полковника Райнхардта располагалось в Бешенковичах. [303] В его ведении находилась полоса фронта на северном фланге группы армий шириной 220 километров. На самом левом фланге располагались 252-я пехотная дивизия и корпусная группа «D» 9-го армейского корпуса, которым командовал генерал артиллерии Вутман. (Корпусная группа «D» была образована 3 ноября 1943 года после слияния 56-й и 262-й пехотных дивизий). Под Витебском с ними граничил 53-й армейский корпус генерала пехоты Гольвитцера, в который входили 246-я пехотная, 4-я и 6-я авиаполе-вые и 206-я пехотная дивизии. Правый фланг армии удерживал 6-й армейский корпус генерала артиллерии Пфайфера. В его состав входили 197-я, 299-я и 256-я пехотные дивизии. 95-я пехотная и 201-я охранная дивизии находились в резерве.

4-я армия генерал-полковника Хайнрици, который в те дни болел и его замещал генерал пехоты фон Типпельскирх, разместила штаб в Годевичах под Оршей в центре полосы группы армий. Слева направо в ее полосе находились: 27-й армейский корпус генерала пехоты Фёлькерса (78-я штурмовая, 25-я мотопехотная, 260-я пехотная дивизии). Рядом с ним располагался 39-й танковый корпус генерала артиллерии Мартинека (110-я, 337-я, 12-я, 31-я пехотные дивизии). 12-й армейский корпус генерал-лейтенанта Мюллера имел в своем составе 18-ю мотопехотную, 267-ю и 57-ю пехотные дивизии. Ширина полосы армии составляла 200 километров. 4-я армия в тылу располагала 14-й пехотной (моторизованной) дивизией, 60-й мотопехотной дивизией и 286-й охранной дивизией.

Примыкающую к ней 300-километровую полосу занимала 9-я армия генерала пехоты Йордана. Ее штаб располагался в Бобруйске. В армию входили: [304] 35-й армейский корпус генерала пехоты Визе (134-я, 296-я, 6-я, 383-я и 45-я пехотная дивизии), 41 -й танковый корпус генерала артиллерии Вайдлинга (36-я мотопехотная, 35-я и 129-я пехотные дивизии) и 55-й армейский корпус генерала пехоты Херляйна (292-я и 102-я пехотные дивизии). В резерве армии находились: 20-я танковая и 707-я охранная дивизии. Они располагались в северной части полосы недалеко от Бобруйска — крупнейшего города в этом районе.

2-я армия генерал-полковника Вайса, штаб которой располагался в Петрикове, обороняла наиболее протяженную полосу фронта шириной 300 километров, проходившую по лесам и болотам. В составе армии находились: 23-й армейский корпус генерала саперных войск Тиманна (203-я охранная и 7-я пехотная дивизии), 20-й армейский корпус генерала артиллерии фрайгерра фон Романа (3-я кавалерийская бригада и корпусная группа «Е»), 8-й армейский корпус генерала пехоты Хёне (венгерская 12-я резервная дивизия, 211-я пехотная дивизия и 5-я егерская дивизия). 3-я кавалерийская бригада была сформирована в марте 1944 года из кавалерийского полка «Центр», 177-го дивизиона штурмовых орудий, 105-го легкого артиллерийского дивизиона и 2-го казачьего батальона. Корпусная группа «Е» была создана 2 ноября 1943 года в результате объединения 86-й, 137-й и 251-й пехотных дивизий.

Для охраны огромного бездорожного района Припяти применялся 1 -й кавалерийский корпус генерала кавалерии Хартенека с 4-й кавалерийской бригадой. На 29 мая бригада состояла из кавалерийских полков «Север» и «Юг», теперь — 5-го и 41-го конных полков, 4-го конного артиллерийского дивизиона, [305] 70-го танкового разведывательного батальона 387-го батальона связи.

На 1 июня 1944 года в группе армий «Центр» насчитывалось всего 442 053 офицера, унтер-офицера и солдата, из которых только 214164 могли считаться окопными солдатами. К ним можно отнести еще 44 440 офицеров, унтер-офицеров и солдат отдельных частей резерва Верховного главнокомандования, которые по всей полосе группы армий служили артиллеристами, истребителями танков, связистами, санитарами и водителями автомобилей.

В те дни командование группы армий доложило главному командованию сухопутных войск, что ни одно из находящихся на фронте соединений неспособно отразить крупное наступление противника. К ограниченным наступательным действиям были пригодны: 6-я, 12-я, 18-я, 25-я, 35-я, 102-я, 129-я, 134-я, 197-я, 246-я, 256-я, 260-я, 267-я, 296-я, 337-я, 383-я пехотные и мотопехотные дивизии, а также корпусная группа «D».

Полностью пригодными для ведения обороны были: 5-я, 14-я, 45-я, 95-я, 206-я, 252-я, 292-я, 299-я пехотные дивизии, 4-я и 6-я авиаполевые дивизии.

Условно пригодными для ведения обороны были: 57-я, 60-я, 707-я пехотные и мотопехотные дивизии.

6-й воздушный флот генерал-полковника риттера фон Грайма, штаб которого располагался в Прилуках, в начале июня 1944 года располагал 1 -й авиационной дивизией генерал-майора Фукса (базировалась в Бобруйске) и 4-й авиационной дивизией генерал-майора Ройса (базировалась в Орше). В 1-ю авиационную дивизию входили 1-я эскадрилья 1-й штурмовой эскадры и 1-я эскадрилья 51-й истребительной эскадры. Обе базировались в Бобруйске. [306]

В 4-ю авиационную дивизию входили 3-я эскадрилья 1-й штурмовой эскадры (в Полоцке), 3-я эскадрилья 51-й истребительной эскадры и 1-я эскадрилья 100-й ночной истребительной эскадры (обе базировались в Орше).

В это время в воздушном флоте не было ни одного бомбардировочного соединения, так как предусмотренные для действий на центральном участке восточного фронта бомбардировочные эскадры находились на переформировании. За него отвечал 4-й авиационный корпус генерал-лейтенанта Майстера в Бресте. В мае должны были быть сформированы следующие соединения (которые не были боеспособны и в начале русского наступления):

3-я бомбардировочная эскадра (Барановичи),
4-я бомбардировочная эскадра (Белосток),
27-я бомбардировочная эскадра (Барановичи),
53-я бомбардировочная эскадра (Радом),
55-я бомбардировочная эскадра (Люблин),
2-я ночная штурмовая группа (Тересполь),
эскадрилья дальней разведки 2/100 (Пинск),
4-я группа ближней разведки (Бяла Подляска).

2-й зенитный артиллерийский корпус генерала зенитной артиллерии Одебрехта, управление которого находилось в Бобруйске, отвечал за противовоздушную оборону во всей полосе группы армий «Центр». В июне 1944 года в корпус входила 12-я зенитная артиллерийская дивизия генерал-лейтенанта Прельберга со штабом в Бобруйске. Части дивизии располагались в полосах 2-й и 9-й армий. 18-я зенитная артиллерийская дивизия генерал-майора Вольфа со штабом в Орше отвечала за полосу 4-й армии, а полосу 3-й танковой армии прикрывала 10-я зенитная [307] артиллерийская бригада генерал-майора Закса со штабом в Витебске (всего 17 батарей).

Таковой была обстановка в полосе группы армий «Центр», над которой 22 июня 1944 года разверзся ад и которая через несколько недель прекратила существование.

Конец группы армий «Центр» наметился еще в феврале 1944 года, когда советское командование разработало план окружения и уничтожения немецких войск на этом участке. Последние совещания командования четырех фронтов Красной Армии, в которые входили 23 полностью укомплектованные армии, состоялись 22 и 23 мая в Москве.

10 000 орудий Красной Армии на рассвете 22 июня 1944 года обрушили на позиции немецкой артиллерии на выступе фронта под Витебском уничтожающий огонь и начали крупнейшую битву, приведшую к гибели группы армий «Центр».

Прошло всего 30 минут, и артиллерийский огонь ударил снова. С востока приближался рев моторов сотен тяжелых и средних танков и слышалась поступь тысяч красноармейцев.

3-я танковая армия была первой целью 1-го Прибалтийского фронта, наступавшего пятью армиями с севера и юга на выступ фронта под Витебском. Самый левый фланг обороняла силезская 252-я пехотная [308] дивизия генерал-лейтенанта Мельцера. Ее фронт был сразу прорван советским 12-м гвардейским корпусом на ширину 8 километров. Группа армий «Север» была отрезана от группы армий «Юг».

В ходе наступления советских войск южнее Витебска была разгромлена гессенско-пфальцская 299-я пехотная дивизия генерал-майора фон Юнка. До полудня здесь было совершено три больших прорыва, которые уже не удалось ликвидировать контратаками боевых групп гессенских, тюрингских и рейнландских солдат 95-й пехотной дивизии генерал-майора Михаэлиса и саксонцев и нижнебаварцев 256-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Вюстенхагена.

В донесении из 252-й пехотной дивизии в тот день говорилось:

Атаки танков, проходившие всегда совместно с атаками пехоты, не прекращались целый день. Там, где противник благодаря своему неслыханному превосходству, поддержке танков и авиации вклинился в наши позиции, он был отражен в ходе контратак. Даже когда отдельные опорные пункты были уже давно оставлены, ими овладевали снова в ходе контратаки. Во второй половине дня все еще надеялись, что в целом удастся удержать позиции. Главная линия обороны в некоторых местах оказалась потесненной, но еще не прорванной. Отдельные танки противника прорвались. Чаще всего их подбивали на рубеже огневых позиций артиллерии или уничтожали фаустпатронами. Небольшие местные резервы были использованы все уже в первый день и быстро исчезли. После особенно ожесточенных боев вечером 22 июня была потеряна позиция пехоты севернее Сиротино. [309] Но еще до этого пришлось оставить деревню Раткова из-за недостатка боеприпасов. Отсечная позиция была занята планомерно.

В темноте повсюду подразделения приводились в порядок. Отдельные командные пункты были перемещены назад, так как находились под сильным обстрелом. Командир 252-го артиллерийского полка вынужден был перенести свой командный пункт в Ловшу. В течение ночи выяснилось, что фронт оставался целым, но слишком редким, за исключением отдельных мест, где были бреши. Но противник их еще не обнаружил и не использовал. С левым флангом дивизии связи не было. Поэтому возникло впечатление, что этот участок был атакован. Эту часть от дивизии отделяла река Оболь.

Командир дивизии пытался всеми средствами узнать обстановку у правого соседа и на участке 461-го гренадерского полка. От правого соседа поступила информация об обстановке в полосе корпуса. Там тоже противник вел сильные атаки. Но обстановка была тяжелой только на левом фланге корпусной группы «D», где местами еще продолжался бой. Высланные офицерские разведывательные дозоры и группы связи внесли немного ясности в обстановку на участках, с которыми была потеряна связь. На левом фланге дивизии, на участке 461 -го гренадерского полка, весь день 22 июня продолжались непрерывные атаки противника. Позиции на участке полка несколько раз переходили из рук в руки. За день полк понес большие потери. Резервов больше не было. Ударом вдоль реки Оболь противник действительно отсек полк от остальной дивизии. На рассвете 23 июня противник снова начал атаки с неубывающей силой. Бои с переменным успехом на главном поле боя [310] в связи с большими потерями переместились к позициям артиллерийских батарей, которые местами уже в первую половину дня вынуждены были вести ближний бой. Теперь противник уже рассек, а местами прорвал главную линию обороны. Поскольку на центральном участке восстановить положение с помощью резервов уже было невозможно, на левом фланге дивизии, на участке 461-го гренадерского полка, 23 июня в 4.00 первые части прибывавшей 24-й пехотной дивизии начали размещаться на высотах под Гребенцами южнее Звездного Лесочка. Это была пехота 24-й пехотной дивизии, вводившейся в сражение за правым флангом 205-й пехотной дивизии для обороны южного фланга 16-й армии (группы армий «Север»).

24-я пехотная дивизия получила задачу, удерживая перешеек у Оболи, остановить противника, прорвавшегося северо-западнее Витебска. 32-й гренадерский полк, 24-й фузилерный батальон и 472-й гренадерский полк перешли в контратаку по обе стороны дороги Черемка — Гребенцы. Контратака вскоре была остановлена и намеченного успеха не принесла.

Верховное главнокомандование вермахта в своей официальной сводке от 23 июня объявило:
«На центральном участке фронта большевики начали ожидавшееся нами наступление...»

И предложением ниже:
«По обе стороны Витебска еще идут ожесточенные бои».
Эти бои продолжались и ночью.

Фельдмаршал Буш, который никогда и не думал о крупном наступлении Красной Армии, поспешно вернулся на свой командный пункт из Германии, где он был в отпуске. Но обстановку изменить уже было [311] нельзя. На левом фланге 3-й армии она уже переросла в кризис. Командование группы армий уже вечером первого дня сражения признало:

«Крупное наступление северо-западнее Витебска означало... полную внезапность, так как до сих пор мы не предполагали, что противник мог сосредоточить перед нами такие крупные силы».

Ошибку в оценке противника исправить было нельзя, так как уже 23 июня последовали новые удары противника, в результате которых был разгромлен 6-й армейский корпус. Дивизии потеряли связь друг с другом и мелкими боевыми группами через леса и озера отходили поспешно на запад. Командир 53-го армейского корпуса непосредственно из ставки фюрера получил приказ выдвинуться в Витебск и оборонять город как «крепость».

Но еще до того, как успело вмешаться командование группы армий, 23 июня сражение распространилось и на фронт 4-й армии.

Там началось наступление войск 3-го Белорусского фронта, который сразу всей мощью обрушился на немецкий 26-й армейский корпус. Находившиеся там вюртембергская 78-я штурмовая дивизия генерал-лейтенанта Траутаи, вюртембергская 25-я мотопехотная дивизия генерал-лейтенанта Шурмана были оттеснены вдоль автодороги на Оршу. Только с помощью армейских резервов — 14-й пехотной (моторизованной) дивизии генерал-лейтенанта Флёрке, по крайней мере в первый день, удалось предотвратить прорыв.

На следующий день была получена еще одна дурная весть: войска 1-го и 2-го Белорусских фронтов тринадцатью армиями (среди которых была 1-я армия Войска Польского) начали наступление в полосе [312] немецкой 9-й армии между Могилевом и Бобруйском.

Правофланговая дивизия 4-й армии — баварская 57-я пехотная дивизия генерал-майора Тровица — провела этот день так:

В 4.00 начался мощный артиллерийский обстрел на участке правого полка дивизии. Под огнем находился также весь фронт 9-й армии к югу от этого района.

Под прикрытием артиллерийской подготовки крупным силам русских удалось временно захватить деревню Вязьма в 33 километрах севернее Рогачева. Командиру 164-го гренадерского полка удалось быстро собрать силы, разгромить русских и вернуть утраченные позиции.

Очень тяжело протекал бой южнее Вязьмы в районе 1-го батальона 164-го гренадерского полка, 1-я и 2-я роты которого находились на западном берегу Друга. Друг протекает с северо-запада и под Вязьмой круто поворачивает на юг. Русло его очень широкое, западный берег крутой и высокий. Летом река протекает по узкому руслу в ста метрах от крутого западного берега. Ивы и камыш полностью закрывают эту береговую полосу. Каждую ночь по ней пробирались многочисленные разведывательные группы и дозоры для перехвата дозоров и разведчиков противника. Подготовка противника к переправе или наведению моста установлена не была.

Утро 25 июня командир 1 -й роты встречал в окопе на передовой, чтобы с 3.00 получить доклады от своих дозоров. Он как раз заслушивал доклад старшего правофлангового дозора с правого фланга своего опорного пункта, который был также правым [313] флангом дивизии и армии, когда русские в 4.00 открыли артиллерийский огонь. Он сразу же отдал приказ занять оборону и через пятнадцать минут был тяжело ранен в правую руку.

Соседняя, левофланговая в 9-й армии 134-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Филиппа, в которой служили солдаты из Франконии, Саксонии, Силезии и Судет, оказалась в адском пламени битвы на уничтожение.

Было 2.30 ночи 24 июня, когда вдруг по главной линии обороны 134-й пехотной дивизии ударили сотни орудий советской 3-й армии. Снаряды непрерывно сыпались на окопы, опорные пункты, огневые точки, блиндажи, гати и огневые позиции артиллерии. Когда на горизонте забрезжил рассвет, полки штурмовиков начали пикировать на передовые позиции. Не осталось ни одного квадратного метра земли, который бы не был перепахан. В эти минуты гренадеры в окопах не могли поднять головы. Артиллеристы не успели добежать до своих орудий. Линии связи были нарушены в первые же минуты. Адский грохот стоял 45 минут. После этого русские перенесли огонь в наш тыл. Там он пришелся по местам расположения тыловых служб. При этом была повреждена квартирмейстерская служба и почти полностью уничтожен 134-й отряд полевой жандармерии. Ни одна обозная повозка не уцелела, ни один из грузовиков не заводился. Земля горела.

Потом на узком фронте пошли в атаку 120-я гвардейская, 186-я, 250-я, 269-я, 289-я, 323-я и 348-я стрелковые дивизии. Во втором эшелоне через Друг двинулись тяжелые танки по мостам, наведенным советскими саперами. Орудия 134-го [314] артиллерийского полка, уцелевшие в огненном вихре, открыли огонь. Гренадеры на передовой приникли к карабинам и пулеметам, готовясь дорого продать свою жизнь. Несколько штурмовых орудий 244-го дивизиона проехали в восточном направлении. Начался ближний бой.

Наступление приходилось отражать практически по всему фронту. Хотя первые цепи вражеских стрелков удалось отразить еще перед линией обороны, атакующие второй волны уже смогли ворваться на позиции. Связи между полками, батальонами и ротами не было уже с утра. Волна русских стрелков, а затем и танков просачивалась во все бреши.

446-й гренадерский полк уже не мог удерживать оборону южнее Ретки. Его 3-й батальон отошел в район леса Залитвинье, когда связь с соседями давно уже была потеряна. 1 -й батальон прочно держался в руинах Озерани. 2-я и 3-я роты были отрезаны. Часть 4-й роты под командование фельдфебелей Енча и Гауча держалась на кладбище Озерани. Благодаря этому удалось, по крайней мере, прикрыть отход батальона. Боевые группы этих двух фельдфебелей, лейтенанта Дольха и фельдфебеля Миттага держали оборону целый день. Только к вечеру фельдфебель Енч дал приказ прорываться. Его боевая группа спасла большую часть 446-го гренадерского полка. Позднее за этот бой фельдфебель Енч получил Рыцарский крест.

Оборонявшийся южнее Озерани 445-й гренадерский полк не смог долго держать оборону. Потери были велики. Все командиры рот были убиты или ранены. Лейтенант Нойбауэр (адъютант 1-го батальона), который погиб через несколько дней, и лейтенант Цан, офицер для поручений 2-го батальона, [315] были ранены. Полковник Кушински был обессилен от ранения. Когда вечером полк был подвергнут массированному налету авиации, главная линия обороны была прорвана. 445-й гренадерский полк перестал существовать как воинская часть.

Таким образом, 24 июня 1944 года сражения шли на всем протяжении фронта группы армий «Центр» за исключением полосы южнее Припятских болот, которую прикрывала 2-я армия.

Повсюду советские соединения сухопутных войск и авиации имели такое превосходство, что на некоторых участках отчаянное сопротивление мелких боевых групп продолжалось в течение нескольких часов, при этом русское наступление задержать не удавалось.

3-я танковая армия в районе Витебска оказалась в окружении на третий день битвы. Концентрическое наступление советских 39-й и 43-й армий в 16.10 24 июня привело к окружению Витебска. Севернее города в немецкой обороне была пробита брешь шириной 30 километров, а южнее — 20 километров. Гарнизон Витебска был предоставлен сам себе.

Остатки танковой армии, если они еще существовали, пробивались к Витебску. В эти часы давно уже были разгромлены 4-я и 6-я авиаполевые дивизии генерал-лейтенантов Писториуса и Пешеля, а также 299-я пехотная дивизия. Рейнско-саарско-пфальцская 246-я пехотная дивизия генерал-майора Мюллер-Бюллова вела бой в окружении, а восточно-прусская 206-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Хиттера и главные силы западно-прусской 197-й пехотной дивизии генерал-майора Хане отходили на Витебск, 256-я пехотная дивизия оттеснялась на юг. [316]

Комендант «крепости» Витебск генерал пехоты Гольвитцер на следующий день вынужден был доложить: «Обстановка крайне тяжелая». Так как крупные силы русских уже ворвались в Витебск. Через три часа — в 18.30 25 июня — командование группы армий получило радиограмму из Витебска: «Общая обстановка вынуждает сосредоточить все силы и прорываться в юго-западном направлении. Начало атаки завтра в 5.00».

Прорыв был наконец разрешен, впрочем, с приказом 206-й пехотной дивизии удерживать Витебск «до последнего человека».

Но прежде чем этот приказ мог быть исполнен, общая обстановка еще раз резко изменилась. Генерал пехоты Гольвитцер приказал прорываться в юго-западном направлении. Среди прорывавшихся были и солдаты 206-й пехотной дивизии.

Командир 301 -го полка вывел главные силы (1200 человек) южнее болотистой местности площадью приблизительно 5 квадратных километров. При этом 2-я ударная группа (около 600 человек со штабом дивизии) шла по лесной дороге и пробивалась с востока к болотистой местности. Раненых везли на большом тягаче и подводах.

Наша атака была остановлена сильным огнем пехоты, минометов и танков противника. После преодоления упомянутой выше болотистой местности все были очень утомлены. Подразделения вернулись в лес (26 июня утром).

Русская авиация вела разведку и наводила артиллерийско-минометный огонь на занятую нами опушку леса. После того как в тылу нашей ударной группы послышались винтовочные и пулеметные [317] выстрелы, в 16.00 была предпринята последняя попытка прорваться через этот рубеж. Отряд, разделенный на взводы, поднялся из леса с криками «Ура!». Но через 200 метров атакующие залегли под огнем пехоты противника. Противник прочесывал лес и до наступления темноты взял в плен главные силы дивизии.

Остатки прорвавшихся боевых групп еще 26 и 27 июня выходили по радио на связь со штабом группы армий, но с 27 июня всякая радиосвязь с ними прекратилась. Битва под Витебском закончилась.

Прорваться к немецким позициям удалось только 200 солдатам 53-го армейского корпуса, из них 180 было ранено!

10 000 военнослужащих всех званий так и не вернулись. Они были взяты в плен красноармейцами, штурмовавшими в те дни разрушенный Витебск. Между Двиной под Витебском и озером Сара, в 20 километрах юго-западнее города, осталось 20 000 погибших немецких солдат.

Положение 3-й танковой армии в тот день было отчаянным, хотя она и не прекратила своего существования.

Управление армии находилось в Лепеле. Ее дивизии, или их остатки, оборонялись на 70-километровом фронте между Уллой на севере и Девино на юго-востоке. К счастью, соседняя слева группа армий «Север» энергичными действиями 24-й и 290-й пехотных дивизий, а затем и 81-й пехотной дивизии, закрыла брешь. Саксонская 24-я пехотная дивизия установила связь с остатками почти разгромленной 252-й пехотной дивизии, которым удалось с 26 июня отойти в район озер севернее Лепеля. Корпусная [318] группа «D» генерал-лейтенанта Памберга с частью 197-й пехотной дивизии и 3-м штурмовым саперным батальоном смогла пробиться восточнее Лепеля к позициям охранения 201-й охранной дивизии генерал-лейтенанта Якоби.

Отсюда начиналась 30-километровая брешь, за которой у шоссе Витебск — Орша находились остатки боевых групп 197-й, 299-й и 256-й пехотных дивизий. Саксонская 14-я пехотная (моторизованная) дивизия установила с ними связь и предотвратила окончательный разгром 6-го армейского корпуса, командир которого в те дни погиб на передовой.

Двадцать шестого июня остальные армии группы армий «Центр» тоже вели последние сражения в своей истории.

В тот день 4-я армия больше уже не занимала ни левого, ни правого фланга. Находившийся в ее центре, в Могилеве, 39-й танковый корпус был уже рассеян. Померанская 12-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Бамлера получила строгий приказ оборонять Могилев. Остальные дивизии получили приказ от командира корпуса: «Всем войскам прорываться на запад!» Гитлер, находившийся в дальней «ставке фюрера» в Растенбурге (Восточная Пруссия), приказывал докладывать ему ежечасно о положении в группе армий и в армиях и отдавал «приказами фюрера» прямые указания командирам дивизий. Так, 78-я штурмовая дивизия получила приказ оборонять Оршу.

В соответствии с приказом фюрера генерал Траут и его штаб направились в Оршу. Он знал, что этот приказ для него и его дивизии является смертным приговором. Но она занимала позицию «Тигр», и [319] можно было надеяться, что произойдут события, более сильные, чем этот приказ. Так это и случилось.

Уже рано утром развернулись ожесточенные бои на позиции «Тигр» и на шоссе. Прорыв противника между Орехами и Озером удалось ликвидировать. Более неприятным был прорыв в полосе левого соседа севернее Девино у северной оконечности озера Кузьмине, с которым ничего сделать было нельзя. Вал вражеских танков уже катился вдоль шоссе. На виду у обороняющихся они пробивали себе дорогу на запад. Фронт левого соседа начал разваливаться. Обстановка на левом фланге дивизии, у 480-го гренадерского полка, стала бы невыносимой, если бы не удалось закрыть брешь у озера Кузьмино.

В этот критический момент командир дивизии приказал северной боевой группе пробиваться вдоль шоссе в направлении Орши. Там она должна была занять оборону. Кольцо вокруг Орши начало замыкаться. Обстановка становилась все более неясной. Как поступить дальше? Солдаты 78-й знали только одно, что им во время отхода удалось предотвратить попытку прорыва противника.

26 июня Орша была блокирована с трех сторон. Для дивизии оставалась открытой только дорога на юго-восток. Вечером 26 июня Орша оказалась в руках у русских, прежде чем части 78-й штурмовой дивизии пришли в город. 4-я армия успела переправить за Днепр только половину своих войск.

Теперь армия была оттеснена от автодороги. Отходили пешком. За спиной оставалась просторная лесисто-болотистая область, пересеченная многочисленными реками. Она протянулась до самого Минска. Но до него оставалось еще 200 километров. «Старикам» из 78-й эта местность была знакома. Они [320] знали песчаные дороги, в которых вязли колеса машин, топкие болотистые места у берегов рек и об огромном напряжении, которое приходилось вынести тогда, чтобы не отстать от противника. Теперь противник наседал. Был уже на флангах, а скоро окажется и в тылу. К этому прибавились активные действия партизан в этом районе. Но для 4-й армии другой дороги к создающейся в глубоком тылу новой линии обороны немецких войск уже не было, кроме той, что вела через Могилев, Березино, Минск. Она стала торным путем для отступления, а севернее в составе 27-го армейского корпуса должна была отступать 78-я штурмовая дивизия.

Но и сюда приказы приходили слишком поздно, поэтому остальные две вюртембергские дивизии 17-го армейского корпуса (25-я мотопехотная и 260-я пехотная) так и не смогли освободиться от русского охвата.

Главные силы 260-й пехотной дивизии утром 28 июня отдыхали в лесу восточнее Каменки. После сбора в 14.00 части продолжили марш. 1-й батальон 460-го гренадерского полка (майор Винкон) шел в передовом отряде. Но вскоре со стороны Брашчино по батальону был открыт огонь. Стало ясно, что советские войска теперь подошли к маршруту движения и с южной стороны. 1-й батальон 460-го гренадерского полка при поддержке пяти штурмовых орудий и трех самоходных лафетов с ходу перешел в атаку и захватил Брашчино. Противник отчаянно оборонялся, тем не менее его удалось отбросить на два километра. Еще раз было захвачено 50 пленных. [321]

Потом двинулись дальше. Мелкие боевые группы русских снова и снова пытались расстроить маршевые колонны или остановить их. Одну из таких атак удалось отразить огнем из 75-мм противотанковой пушки. Когда передовой отряд подошел к Рамшино, его остановил сильный огонь.

Полковник доктор Брахер поспешил вперед. Он построил свой полк для атаки. 1-й батальон — справа, 2-й — слева, в таком порядке гренадеры пошли в бой. Командир полка ехал во главе наступающих на своей амфибии. 2-й батальон капитана Кемпке атаковал Рамшино с фронта. Его солдаты вынуждены были залечь на восточной окраине. Но 1-му батальону повезло больше. Он пошел в атаку в обход и к полуночи вышел к ручью под Ахимковичами. Одновременно боевые группы 199-го гренадерского полка обеспечили наступление с севера, в одном месте вышли на шоссе юго-восточнее Круглого и некоторое время удерживали его.

Дивизия, которая, несмотря на все усилия радистов, так и не смогла связаться с армией и поэтому не знала общей обстановки, 29 июня пробилась к реке Друг. Снова 1-й батальон 460-го гренадерского полка (майор Винкон) шел впереди через Ольшанки на Жупени, а оттуда — к Другу. Батальон захватил дорогу Лихничи — Тетерин и занял оборону фронтом на запад. Следовавший за ним 2-й батальон повернул на север, а остатки 470-го гренадерского полка обеспечивали оборону с южного направления. Но далеко по реке не было ни одного моста. Они были разрушены советскими войсками или частями 110-й пехотной дивизии, которые хотели так обеспечить свой отход. Солдаты 653-го саперного батальона пришли к выводу, что надо как можно скорее навести [322] вспомогательный мост. Работу затруднял не только недостаток оборудования для строительства мостов, но и недисциплинированность подходящих перемешанных подразделений, каждое из которых хотело перебраться на другой берег первым. Хотя командование дивизии поставило повсюду офицеров регулирования движения, среди которых были майор Остермайер, советник военного суда Янсен, лейтенант Рюппель и другие, им приходилось наводить порядок силой.

При этом стоит вспомнить еще о двух частях, которые в истекшие дни перенесли нечеловеческие испытания и о которых не говорится ни в одном сообщении. Это были солдаты 260-го батальона связи, которые непрерывно пытались наладить радиосвязь с вышестоящим командованием или с соседними дивизиями, тянули под огнем линии связи и создавали возможность для того, чтобы дивизия в некоторой мере могла управлять своими силами. При этом особенно отличился обер-лейтенант Дамбах.

Нельзя забывать и о санитарах. Для них не было отдыха ни днем, ни ночью. Майор медицинской службы доктор Хенгстман приказал сразу же организовать на крутом западном берегу Друга перевязочный пункт и пункт сбора раненых, чтобы отсюда, по крайней мере, оставшимися повозками можно было наладить эвакуацию раненых в безопасное место. Их обеспечение стало одной из самых больших проблем этого дня.

Русская артиллерия и минометы временами мешали строительству моста. Но саперы не останавливались. Войска начали переправляться через реку во второй половине дня. Русские штурмовики пытались остановить переправу. Они нанесли потери и посеяли панику. Началась полная неразбериха, порядок [323] удалось навести только жестокими приказами храбрых офицеров. В штаб дивизии попала бомба, при этом был ранен полковник Фрикер.

1-й батальон 460-го пока, который уже переправился по мосткам и на лодках, в 18.00 получил приказ овладеть перекрестком дорог в шести километрах северо-западнее Тетерина и удерживать его открытым для дальнейшего отхода дивизии. Но русские к этому времени усилились настолько, что этот приказ выполнить было уже невозможно. Теперь стало ясно, что дивизия окружена во второй раз.

Командующий группой армий «Центр» 27 июня прибыл в ставку фюрера. Здесь фельдмаршал потребовал отвести группу армий за Днепр и оставить «крепости» Орша, Могилев и Бобруйск. (Он не знал, что в этот день бои за Могилев уже заканчиваются, после того, как маленькой боевой группе генерал-майора фон Эрдмансдорфа всего на несколько часов удалось остановить наступающие русские войска. С 26 июня над Могилевом развевались только советские знамена.) Здесь на юге началось то же самое, что до этого происходило на северном участке фронта: бесславное отступление или еще более позорное бегство немецких боевых групп в западном направлении. 27 июня организованного фронта группы армий «Центр» больше не существовало!

Командующий 4-й армией в тот день приказал без разрешения командования группы армий или даже ставки фюрера начать общее отступление. Генерал пехоты фон Типпельскирх перенес свой командный пункт в Березину. Своим войскам, тем, с которыми он еще мог связаться по радио, он дал приказ отходить [324] на Борисов, а затем — на Березину. Но многим боевым группам выбраться отсюда уже не удалось. Среди них было и управление 39-го танкового корпуса, пропавшее без вести где-то в лесах и болотах под Могилевом. Не вышел из окружения и 12-й армейский корпус. Его остатки капитулировали где-то в лесах и болотах между Могилевом и Березиной.

В эти же дни завершилась история 9-й армии. Ее правый фланг — 35-й армейский корпус, командование которым принял 22 июня генерал-лейтенант фрайгерр фон Лютвиц, был разгромлен еще в первый день битвы. Его 134-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Филиппа и 296-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Кульмера были рассечены под Рогачевом и южнее от него.

Русские танки просто переправились через Друт, приток Днепра. (Там за несколько дней до этого саперы Красной Армии навели мосты, находившиеся ниже поверхности воды. Немецкая артиллерия строительству помешать не могла, так как у нее не было боеприпасов.) Обойденная мощными танковыми батальонами пехота 35-го армейского корпуса смогла оказать серьезное сопротивление лишь в нескольких местах. Затем механизированные части противника проложили себе свободную дорогу на запад.

24 июня 1944 года, в 4.50, как и ожидалось, после необычайно сильной артиллерийской сорокапятиминутной подготовки по всему фронту противник перешел в наступление. Атаку поддерживало большое количество штурмовой авиации: над полосой обороны дивизии постоянно находилось до 100 самолетов, наносивших особенно большой урон [325] противотанковой и полевой артиллерии на позициях. План огневого поражения разведанных и вероятных районов сосредоточения противника был выполнен. Линии связи были вскоре порваны, и командование дивизии оказалось без проводных средств связи со своими полками, соседними дивизиями и управлением 41-го танкового корпуса. Противнику, который еще во время артподготовки на многих участках ворвался в наши окопы, при поддержке танков на левом фланге дивизии в двух местах удалось глубоко вклиниться в нашу оборону. Эти прорывы, несмотря на использование всех резервов, дивизии ликвидировать не удалось.

Существенным является утверждение, что во время артиллерийской подготовки огонь не велся по отдельным полосам болот и по лощинам. По ним еще во время канонады бегом из глубины продвигались передовые отряды наступающих. Дивизии противника наступали на фронте шириной от 1 до 2 километров. Используя такую тактику, противник частично обошел окопы с тыла, частично, не обращая внимания ни на что, прорывался в глубину обороны. Поскольку наше тяжелое пехотное вооружение и артиллерия сами в это время находились под сильным артиллерийским огнем противника, а часть узлов сопротивления была разрушена и разгромлена, их ответный огонь не приносил желаемых результатов.

На правом фланге русские также наступали при поддержке танков, прорвались в северо-западном направлении и вскоре с трех сторон подошли к огневым позициям артиллерии. К полудню она уже вышла на вторую линию обороны. Противник постоянно подтягивал из глубины к участкам прорывов новые силы пехоты и танков. [326]

ПРИКАЗ ПО КОРПУСУ НА ПРОРЫВ В СЕВЕРНОМ НАПРАВЛЕНИИ К 4-Й АРМИИ:

1. Обстановка, особенно недостаток боеприпасов и продовольствия, принуждает к быстрым действиям.

2. 35-му армейскому корпусу идти на прорыв дивизиями, находящимися в северном кольце окружения восточнее Березины. Участок прорыва — по обе стороны Подречья. Направление главного удара — Козуличи, Узечи, затем — участок реки Ольза. Речь идет о том, чтобы, сосредоточив все силы под руководством решительных командиров, ночью, внезапно прорвать вражеский фронт окружения и одним рывком, стремительно пробиться к конечной цели и выиграть свободу действий.

3. Задачи:

а) 296-й пехотной дивизии из района сосредоточения южнее Берещевки прорвать кольцо вражеского охранения и, построив боевой порядок уступом вправо, продолжать атаку в северо-западном направлении на Новые Велички, а затем — на Подречье. Направление дальнейшего наступления — Козюличи, Костричи, Базевичи на Ользе.
б) 134-й пехотной дивизии из общего района сосредоточения юго-западнее Старая Жареевщина пробиваться в направлении через Ясный Лес на Думановщину, затем через Мордёвичи, Любоничи к Заполью на Ользе.
в) 20-й танковой дивизии и 36-й пехотной дивизии из района сосредоточения юго-восточнее Титовки прорываться через район восточнее Титовки, западнее Домановщины на Меркевичи, а [327] затем по маршруту 134-й пехотной дивизии (впереди нее). Этот план вступает в силу только в том случае, если ей не удастся пройти через Бобруйск.
г) 6-й, 45-й пехотным дивизиям и части 383-й пехотной дивизии следовать за 134-й пехотной дивизией. Дивизиям обеспечить прикрытие с тыла, а затем выделить арьергарды.

4. Организация боя:

а)начало атаки: внезапно в 20.30.
б)с собой брать только машины, перевозящие вооружение, полевые кухни и небольшое количество машин с продовольствием. Все остальные машины и гужевые повозки оставить. Они подлежат обязательному уничтожению. Водителей направить на фронт в качестве пехотинцев.

Связь: только по радио.

6. Штаб корпуса продвигается за левым флангом 296-й пехотной дивизии.

Подписано: фон Лютцов.

Командование армии в Бобруйске было ошеломлено катастрофической обстановкой, сложившейся в первый же день, и сразу же приказало находившейся восточнее города в резерве 20-й танковой дивизии генерал-лейтенанта фон Кесселя нанести контрудар. Но пока немецкие танковые роты построились, пришел приказ: «Отставить!» Теперь тяжелые бои шли уже по всей полосе обороны армии. Оборона расположенного в ее центре 41-го танкового корпуса была прорвана, а его дивизии отступали. На этом участке прямо на Бобруйск наступал Донской гвардейский танковый корпус.

Поэтому теперь 20-я танковая дивизия должна была срочно развернуться на 180 градусов, чтобы [328] нанести контрудар в южном направлении. Но прежде чем она дошла до поля боя, русские танки были уже далеко на северо-западе. Прошло еще 24 часа, и первые танки с красной звездой на броне вышли на окраины Бобруйска. Так как в это же время советский 9-й танковый корпус наносил удар в направлении Бобруйска с северо-востока, 27 июня главные силы 9-й армии оказались в окружении между Днепром и Бобруйском.

Управление 41 -го танкового корпуса, командование которым незадолго до начала советского наступления принял генерал-лейтенант Хофмайстер, единственное, располагавшее в тот день исправной радиостанцией, в ночь на 28 июня передало в штаб армии последнюю радиограмму. В ней говорилось, кроме всего прочего, что связи с 35-м армейским корпусом нет, что его разгромленные дивизии отходят на Бобруйск, а боевые группы рассеяны по округе.

В Бобруйске в тот день уже царил хаос. Пехотинцы, артиллеристы, медсестры, саперы, обозные, связистки, генералы и тысячи раненых стихийно отходили в город, который уже жестоко бомбили советские штурмовики. Генерал-майор Хаман, назначенный комендантом «крепости», едва ли мог навести порядок в этих разгромленных войсках.

Только энергичные офицеры сплачивали остатки своих подразделений и снова создавали боевые группы, которые кое-где и кое-как на окраине города готовились к обороне. Командование армии попыталось сдать Бобруйск, но Гитлер запретил... Когда же он наконец после полудня 28 июня дал свое разрешение, было уже поздно.

Разнообразные боевые группы, собравшиеся в прошедшую ночь, утром 29 июня попытались кое-где [330] прорваться из окруженного Бобруйска в северном и в западном направлениях.

В тот день в районе Бобруйска находилось еще около 30 000 солдат 9-й армии, из которых около 14 000 в последующие дни, недели и даже месяцы смогли добраться до главных сил немецких войск. 74 000 офицеров, унтер-офицеров и солдат этой армии погибли или попали в плен.

Находившийся на правом фланге армии 55-й армейский корпус в те дни не подвергался непосредственным ударам русских, но был отрезан от других соединений армии. 292-я и 102-я пехотные дивизии были переданы 2-й армии и отошли в кишевшие партизанами Припятские болота. Таким же маневром и сама 2-я армия вынуждена была отвести свой стоявший под Петриковым левый фланг в район Припяти, чтобы не дать противнику его обойти.

Управление группы армий «Центр», которой командовал фельдмаршал Буш, вылетевший на самолете для доклада в ставку фюрера, 28 июня было переведено в Лиду. В 20.30 того же дня сюда на почтовом самолете прибыл фельдмаршал Модель. Когда он вошел в рабочую комнату штаба, коротко сказал: «Я — ваш новый командующий!» На робкий вопрос начальника штаба группы армий генерал-лейтенанта Кребса, который был уже начальником штаба Моделя, когда тот командовал 9-й армией: «Что вы с собой привезли?» Модель ответил: «Себя!» Однако новый командующий, ставший с 1 марта 1944 года фельдмаршалом, на самом деле привез с собой несколько соединений, которые он, будучи командующим группой армий «Северная Украина» (а [331] теперь он командовал сразу двумя группами армий), приказал перебросить на центральный участок восточного фронта.

Сначала речь шла о соединении, состоящем из моторизованных боевых групп под командованием генерал-лейтенанта фон Заукена, бывшего до этого командиром 3-го танкового корпуса. У Заукена был приказ с 5-й танковой дивизией генерал-лейтенанта Декера, 505-м батальоном «Тигров», подразделениями учебного саперного батальона и полицейскими ротами сначала создать фронт обороны на Березине. Там, в районе Зембина, 5-я танковая дивизия даже смогла оказать энергичное сопротивление прорвавшимся русским танковым соединениям, так что противник приостановил свое наступление. Боевая группа заняла позиции под Борисовом.

Слева направо, не образовывая сплошного фронта, от Минска до Борисова располагались подразделения 31-го танкового полка и 14-го мотопехотного полка силезской 5-й танковой дивизии. Правее в районе Зембина сражался 5-й танковый разведывательный батальон, тогда как 13-й мотопехотный полк и 89-й саперный батальон той же дивизии занимали позиции к северо-востоку от этого района, чтобы перехватить стремившиеся к Борисову русские танки.

На самом правом фланге держались полицейские подразделения группенфюрера СС фон Готтберга, у которого в эти дни истекло время пребывания в должности гебитскомиссара Вайсрутении (Белоруссии).

Перед новым командующим группы армий «Центр» 29 июня обстановка на карте предстала следующим образом: [332] 3-я танковая армия: противник вышел на линию железной дороги Минск — Полоцк у поселка Ветрина. Остатки армии отброшены через Лепель к озерам Ольшица и Ушача. В районах Брод и Кальниц противник переправился через Березину.

4-я армия: противник пытается окружить армию, прежде чем она отойдет к Березине. Под Борисовом боевой группой фон Заукена удерживается плацдарм.
9-я армия: противник повернул от Осиповичей на юго-запад в направлении дороги Слуцк — Минск.
2-я армия: планомерно отводит левый фланг в район Припяти.

На основе этого фельдмаршал Модель отдал следующие краткие приказания: 3-й танковой армии: остановиться и восстановить фронт!
4-й армии: дивизии планомерно с флангов отвести за Березину. Восстановить связь с 9-й армией. Борисов оставить.
9-й армии: направить 12-ю танковую дивизию в юго-восточном направлении, чтобы удержать Минск как «крепость». Раненых эвакуировать.
2-й армии: удерживать рубеж Слуцк, Барановичи. Закрыть брешь на стыке с 9-й армией. Для усиления в состав армии будут переданы 4-я танковая и 28-я егерская дивизии.

Главное командование сухопутных войск в тот же день сообщило командованию группы армий, что с 30 июня на центральный участок восточного фронта будут переброшены некоторые соединения. Среди них — франконско-тюрингская 4-я танковая дивизия генерал-майора Бетцеля и силезская 28-я егерская дивизия генерал-лейтенанта Хайстермана фон [333] Цильберга. Обе сразу же будут доставлены в район Барановичей. Северо-немецкая 170-я пехотная дивизия генерал-майора Хасса прибудет от Чудского озера из полосы группы армий «Север» в Минск. Кроме того, главное командование сухопутных войск направило в Минск семь боевых маршевых батальонов и три истребительно-противотанковых дивизиона резерва главнокомандования. Благодаря этому 30 июня впервые последовало «успокоение» обстановки, о которой журнал боевых действий группы армий «Центр» сообщал:

«Впервые после девяти суток постоянно длившейся битвы в Белоруссии этот день принес временную разрядку».

На востоке еще находились десятки немецких боевых групп, отрезанных от главных сил. Они пытались пробиться к своим. Многих русские войска выявляли, уничтожали, еще раз рассеивали. Лишь немногим из них удалось дойти до немецких линий обороны.

Крупные части здесь уже не действовали. Лишь радиостанции группы армий постоянно слышали радиопереговоры, подтверждавшие существование таких групп. В качестве примера можно привести радиограмму штаба 27-го армейского корпуса от 19.30 5 июля:

«Пробиваться на запад своими силами!»

Это была последняя весть от этого корпуса, последняя весть от мелких боевых групп, рассеянных по лесам и болотам восточнее Березины.

Командующий группой армий приказал прежнему начальнику артиллерии 9-й армии генерал-лейтенанту Линдингу встать с боевой группой под Осиповичами и обеспечить прием пробивающихся боевых групп. Там, между Бобруйском и Марьиными Горками, полкам, батальонам и дивизионам померанской [334] 12-й танковой дивизии генерал-лейтенанта фрайгерра фон Боденхаузена удалось встретить многие из этих мелких боевых групп и доставить их в безопасное место.

Последний день июня 1944 года характеризовался наметившейся консолидацией фронта группы армий. Хотя 3-я танковая армия южнее Полоцка окончательно потеряла связь с соседней группой армий «Север», остаткам 252-й, 212-й пехотных дивизий и корпусной группы «D» удалось некоторое время удерживать железную дорогу Полоцк — Молодечно. Брешь справа кое-как закрыли полицейские подразделения командующего вермахтом в Остланде (Прибалтике).

170-я пехотная дивизия находилась еще в пути между Вильнюсом и Молодечно.

Но под Минском в полосе 4-й армии обстановка развивалась драматически. Боевая группа генерал-лейтенанта фон Заукена вынуждена была оставить плацдарм под Борисовом и поспешно перебросить 5-ю танковую дивизию на левый фланг в направлении Молодечно, чтобы предотвратить охват противника. 12-я танковая дивизия отошла на Минск.

Продолжала зиять дыра в полосе, занимавшейся раньше полностью разгромленной 9-й армией. Там, между Минском и Слуцком, кроме дозоров охранения группенфюрера СС фон Готтберга, никого не было.

2-я армия генерал-полковника Вайса, войска которой на левом фланге оставили Слуцк, должны были теперь закрыть образовавшуюся брешь. Поэтому в первые дни июля с рубежа Слуцк, Слоним армия нанесла контрудар в северном направлении. В нем принимали участие 102-я пехотная дивизия [335] генерал-майора фон Беркена, снятая с фронта южнее Слуцка и повернутая на северо-запад в направлении Барановичей. Севернее в том же направлении двинулись части венгерского кавалерийского корпуса. Находившаяся восточнее Барановичей 4-я танковая дивизия генерал-майора Бетцеля в это время атаковала южный фланг советских танковых соединений, перешедших железную дорогу Минск — Барановичи. 28-я егерская дивизия генерал-лейтенанта Хайстермана фон Цильберга севернее Барановичей создала плацдарм, чтобы дождаться здесь подхода со стороны Слонима 218-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Ланга и 506-го батальона «тигров».

В это время фельдмаршал Модель решил отказаться от сражения за Минск. 2 июля он приказал немедленно оставить белорусскую столицу. До прихода русских из Минска удалось отправить 45 железнодорожных составов.

Советская 3-я армия и 1 -й и 2-й гвардейские танковые корпуса 3 июля вошли в Минск!

Но под Минском бои еще продолжались. В густых лесах и топких болотах восточнее города продолжали истекать кровью 28 дивизий и 350 000 их солдат. Силы группы армий «Центр» иссякли.

Хотя фельдмаршалу Моделю западнее Минска снова удалось создать линию обороны, на которой расположились 4-я, 5-я и 12-я танковые, 28-я егерская, 50-я и 170-я пехотные дивизии, вокруг которых собирались остатки разгромленных частей, но 8 июля пали Барановичи, 9 июля — Лида, 13 июля — Вильнюс, 16 июля — Гродно, а 28 июля — Брест.

Группа армий «Центр» снова стояла там, откуда 22 июня 1941 года отправилась в поход против Советского Союза. [336]

Позади остались тысячи кладбище похороненными на них военнослужащими всех званий. Позади остались эшелоны с тысячами пленных, ехавших в неизвестность все дальше на восток...

История группы армий «Центр», наиболее мощного объединения немецких сухопутных войск, три года назад перешедшего советско-германскую границу, на этом завершилась. Но с ее войсками не было покончено. Ее остатки еще раз смогли остановиться на Висле и на границе Восточной Пруссии и занять позиции. Там со своим новым командующим (с 16 августа 1944 года) — генерал-полковником Рейнхардтом — они обороняли Германию и 25 января 1945 года были переименованы в группу армий «Север». С того времени наименование группа армий «Центр» получила прежняя группа армий «А», отходившая из Южной Польши в Чехию и Моравию, где вынуждена была капитулировать 8 мая 1945 года.


Литература: "Сражение группы армий "ЦЕНТР", 2006 Хаупт В
 
 
ФОТОАРХИВ
ВИТЕБСК 1941
ВИТЕБСК 1942
ВИТЕБСК 1943
ВИТЕБСК 1944
СТАРЫЙ ВИТЕБСК
ЛИЦА ПОБЕДЫ
   
 
БОЕВЫЕ ПУТИ
43-я Армия
220 МСД
153 СД
204 СД
251-я СД
919 СП
923 СП
927 СП
789-ый АП
671-ый ОБС
419-ый ОСБ
309-ый ОПД
14ТД
   
 
БОЕВЫЕ ОПЕРАЦИИ
"БАГРАТИОН"
ВИТЕБСКО-ОРШАНСКАЯ
ПОЛОЦКАЯ
наступательные операции
12.10.1943г. - 13.03.1944г.
   
 



 
 

ВНИМАНИЕ! При использовании материалов ссылка на сайт, авторство и источник обязательна.