"Победа Витебск". Витебск в годы Великой Отечественной войны 1941-1944г.г.

Отдельные эпизоды. Год 1941

Боевые действия 5-го и 7-го механизированных корпусов
20-й армии в контрударе под Сенно и Лепелем в июле 1941 г.

1. Введение. Общая обстанковка.

В результате неудачного для советских войск исхода приграничных сражений ударные группировки немецко-фашистских войск на северо-западном, западном и юго-западном направлениях прорвали оборону армий прикрытия приграничных округов и продолжали развивать наступление вглубь нашей территории.

На западном направлении ударные группировки 3-й и 2-й танковыхгрупп, входящиз в состав группы армий "Центр", завершив прорыв обороны 13-й армии, 28 июня 1941 г. соединились в районе Минска. Таким образом, были перехвачены пути отхода соединений 3-й и 10-й армий Западного фронта. В итоге, в течение недели с начала Великой Отечественной войны противник добился крупных оперативных успехов: нанес тяжелое поражение армиям прикрытия Западного фронта и захватил значительную часть Белоруссии, продвинувшись вглубь территории более чем на 300 км. Создалась реальная угроза быстрого выхода подвижных соединений врага к Днепру и прорыва их к Смоленску.

Для ликвидации созавшейся угрозы Ставка Главного Командования решила ускорить выдвижение на рубеж Днепра и верхнего течения Западной Двины войск второго стратегического эшелона с целью организации стратегической обороны на всем советско-германском фронте. Перед войсками первого стратегического эшелона и выдвигаемыми к фронту армиями второго стратегического эшелона была поставлена задача: подготовить на направлениях главных ударов противника систему эшелонированных оборонительных полос и рубежей, опираясь на которые упорным и активным противодействием подорвать наступательную мощь врага, остановить его и выиграть время для подготовки контрнаступления.

Определив, что противник сосредотачивает главные усилия на Смоленско-Московском направлении. Ставка приняла решение направить туда основную часть резервов. В соответствии с этим в тылу Западного фронта развертывалась группа армий РГК (19, 20, 21 и 22-я армии), которой предписывалось к исходу 28 июня занять и прочно оборонять рубеж Краслова, Диена, Полоцкий УР, Витебск, Орша, р.Днепр до Лоева. 2 июля указанные армии были переданы Ставкой в состав Западного фронта, в командование которым вступил Маршал Советского Союза С.К.Тимошенко.

Противник, стремясь как можно скорее захватить рубеж р.Днепра и выйти к Смоленску, 3 июля объединил 2-ю и 3-ю танковые группы в 4-ю танковую армию с включением в ее состав нескольких армейских корпусов (командующий - генерал-фельдмаршал Г.Клюге). 3-4 июля передовым отрядам 4-й танковой армии удалось прорваться к р.Западной Двине северо-западнее Полоцка и к р.Днепр у Рогачева. На центральном участке Западного фронта ожесточенные бои развернулись на рубеже р.Березина от Борисова до Бобруйска между передовыми частями 4-й танковой армии немецко-фашистских войск и наших резервных армий. Упорное сопротивление наших войск задержало продвижение войск противника на двое-трое суток и вынудило немецко-фашистское командование принять решение о досрочном вводе в сражение второго эшелона 4-й танковой армии.

Частная обстанковка.

В начале июля передовые соединения 3-й и 2-й танковых групп противника, преодолев отчаянное сопротивление отходящих частей и соединений 3-й и 4-й армий Западного фронта на рубеже р. Западная Двина и Березина, захватили ряд плацдармов (19 тд - Диена, 20 тд - Улла, 17 тд - Борисов) и создали тем самым благоприятные условия для последующего наступления на Витебском (для 3 ТГр) и Оршанском (для 2 ТГр) направлениях.

В сложившейся обстановке командующий войсками Западного фронта 4 июня 1941 г. отдал приказ: "... почно оборонять линию Полоцкого УР, рубеж р.Западная Двина, Сенно, Орша и далее по р.Днепр и не допустить противника в северном и восточном направлениях:

22-й армии - задача: оборонять Полоцкий УР и рубеж по р.Западная Двина до Бешенковичей (вкл.);

20-й армии - оборонять рубеж Бешенковичи, Шклов, создав сильную ПТО;

21-й армии - оборонять рубеж Могилев, Нов.Быхов, Лоев. ... Прочно удерживая рубежи р. Западная Двина, Днепр, с утра 6.7 перейти в решительное наступление для уничтожения Лепельской группировки противника". [ЦАМО: ф.208, оп.70438, д.1, л. 14]

Справочные данные.

Боевой состав 20-й армии:

на 1.7.41 г.: 61 ск (18, 172 сд); 69 ск (73, 229, 233 сд); 438, 587 кап, 7 мк, 12 д-н бепо;

на 6.7.41 г.: дополнительно 153 сд, 5 мк;

на 10,7.41 г.: 69 ск (153, 229. 233 сд); 20 ск (18, 73 сд); 2 ск (100, 161 сд), 144 сд; 49, 151. 467, 587

кап; 592 пап

РГК, 7 сводный ап, 4 отд. минб; 12,76,123,185 озадПВО; 5, 7 мк; 12 д-н бепо. [Боевой состав общевойсковых армий за 1941 год. -М.: ВНУПП, 1957. -Кн.1. -С. 149]

Укомплектованность стрелковых дивизий на 1.7.41 г. - 84-88%. Боевой и численный состав 7-го и

5-го механизированных корпусов см. в соответствующих файлах.

Личный состав войск армии боевого опыта не имеет.

Обеспеченность соединений и частей механизированных корпусов к 6.7.41 г.: боеприпасами - 3 бк,

ГСМ - 3 заправки; продовольствием - 6 сутодач (4 сух. пайком).

Состав войск противника, действующего в полосе обороны 20-й армии Западного фронта:

9 А - 5, 6, 8, 20 ак (второй эшелон группы армий "Центр");

4ТА -3,2 ТГр (первый эшелон группы армий "Центр");

3 ТГр - 39, 57 мк (7, 12, 20 тд; 14, 18, 20 мд; 900 мбр);

2 ТГр - 24, 46, 47 мк (3, 4, 17, 18 тд; 10, 29 мд; 1 кд), моторизованный пп "Великая Германия".

Метеорологическая обстановка;

Погода - теплая (около 20°С), солнечная с переменной облачностью. Ветер - порывистый, до умеренного. Редкие, непродолжительные ливневые дожди с грозами. Состояние грунтовых дорог: в сухую погоду - проходимы для всех видов транспорта; при ливнях -проходимы для гусеничной техники.

2. Обстановка в полосе 20-й армии и решение ее командующего.

В соответствии со сложившейся обстановкой и замыслом командующего войсками Западного фронта 20-я армия, не завершив до конца формирование, приступила к организации обороны на указанном рубеже. Однако, учитывая важную роль отводимую армии в фронтовой оборонительной операции, командование фронта продолжало по мере возможности пополнять ее дополнительными силами и средствами. Только в течение первой декады июля 1941 г. армия была усилена тремя стрелковыми диизиями (не считая переподчиненных ей отходящих остатков соединений и частей 13-й армии, войск Борисовского и Лепелького гарнизонов), одним механизированным корпусом (5-й мк), четырьмя артиллерийскими полками и пятью зенитными дивизионами.

В итоге, прикрывая 25% общей протяженности рубежа обооны Западного фронта, армия имела в своем составе 28% всех его стрелковых, 57% танковых и 50% моторизованных соединений, включавших в себя 56% всех танков и 25% орудий фронта. Таким образом, армия насчитывала более 130 тысяч личного состава, свыше 1000 танков, 1500 орудий и минометов, в т.ч. более 600 минометов и 500 противотанковых пушек.

Вместе с тем, ей предстояло сначала сдержать натиск, а затем и разгромить ударные группировки группы армий "Центр", основу которых составляли 2-я и 3-я танковые группы, объединенные под единым командованием в 4-ю танковую армию. Стремясь, как можно быстрее выйти к р.Днепр, форсировать ее

с ходу и развивать наступление на Смоленск, а далее на Москву противник в полосе действий 20-й армии, особенно на ее флангах, планировал использовать наиболее боеспособные соединения указанных танковых групп: на Витебском направлении соединения 39-го и частично 57-го механизированных корпусов 3-й танковой группы, на Оршанском направлении 47-го моторизованного корпуса 2-й танковой группы.

Имея за плечами недельный опыт боевых действий против советских войск, командование противника планировало развивать успех танковыми и моторизованными соединениями, не ожидая подхода пехотных соединений. Наступление планировалось развернуть в полосах (160 км для 3 ТГр и 190 км для 2 ТГр), сосредоточивая главные усилия на более узких участках (55 км для 3 ТГр и 70 км для 2 ТГр), с целью прорыва с ходу обороны наших войск и создания благоприятных условий для их последующего окружения (подобная тактика хорошо себя зарекомендовала в ходе приграничных сражений в Белоруссии).

Таким образом, в полосе обороны 20-й армии планировалось наступление одновременно до 3-4 танковых и 1-2 моторизованных дивизий, имевших в своем составе около 100 тыс. личного состава, 500 танков и 600 орудий ( в т.ч. более 300 37-мм и 50-мм ПТ орудий). Темп наступления соединений планировался

50-40 км в сутки. Достижение его планировалось обеспечить максимально возможным передвижением частей соединений в походных порядках с развертыванием в боевые лишь при столкновении с упорной обороной наших войск, а также при мощной поддержке бомбардировочной авиации.

К началу июля противник приобрел уже значительный опыт по преодолению обороны советских войск. Учитывая ее ожесточенность и активность, он внес определенные коррективы в тактику наступления своих соединений. Так при прорыве обороны, танковые дивизии развертывались на фронте до 4 км, имея глубокий (как правило в два эшелона) боевой порядок, достигая плотности 20-30 танков на км фронта. Кроме того, учитывая внсокую активность оборонительных действий наших войск, стремление их нанести контрудары и контратаки с применением танков, противник стал уделять большое внимание в наступлении организации противотанковой обороны. С этой целью, имеющиеся на вооружении соединений ПТ орудия прицыплялись непосредственно к танкам, что позволяло им при наших контратаках уклоняться от лобового столкновения с советскими танками, прикрываясь на достигнутых рубежах достаточно плотным огнем противотанковой артиллерии.

Таким образом, наличие сильной и мобильной группировки немецко-фашистских войск требовало от командования 20-й армии создания устойчивой, противотанковой обороны, способной отразить массированные удары танковых и моторизованных соединений противника, нанеся им существенные потери и создать благоприятные условия для начала контрнаступательной операции фронта.

Решение командющего 20-й армией.

Исходя из решения командующего войсками фронта, полученной задачи и сложившейся обстановки, командующий армией принял решение на оборону.

Замысел его заключался в том, чтобы активными действиями соединений и частей, располагавшихся в междуречье р.Березина, Зап. Двина и Днепр, воспретить наступление 2-й танковой группы противника на оршанском направлении и ее выход к р.Днепр, а мощным контрударом механизированных корпусов на Лепельском направлении во фланг 3-й танковой группе задержать ее наступление на Витебском направлении, создав таким образом благоприятные условия для выдвижения резервов из глубины и совершенствования обороны войсками армии на

основном оборонительном рубеже (р. Лучоса, Богушевское, Орша, (иск.) Шклов.

Оперативное построение армии предусматривалось иметь в один эшелон с выделением контрударной группировки (два механизированных корпуса) и резерва (две стрелковые дивизии).

Для действий в предполье (передовой оперативной зоне заграждений) предназначались соединения части 2-го и 44-го стрелковых корпусов, а также 1-я мотострелковая дивизия, усиленная 115-м танковым полком. Тактическую зону обороны предполагалось оборонять силами 69-го и 61-го стрелковых корпусов. Для осуществления контрудара с выходом за передний край планировалось применять 7-й и 5-й механизированные корпуса. В резерв были выделены 128-я и 144-я стрелковые дивизии, располагаемые в ближайшей глубине оперативной зоны обороны армии на ее флангах.

Таким образом, в своем решении командующий армий определял следующее построение обороны объединения: предполье глубиной до 50 км, тактическая зона обороны (основной оборонительный рубеж) глубиной до 10-15 км и армейская полоса (оперативная зона) глубиной до 20-25 км. В целом, глубина обороны армии составила до 90-100 км, что соответствовало предвоенным взглядам советской военной теории.

В соответствии с замыслом основные усилия в армии сосредоточивались в центре и ближе к правому флангу оперативного построения объединении. Однако ввиду недостатка сил и средств, они были распределены равномерно. Так, правофланговый 69-й стрелковый корпус получил для обороны полосу шириной 49 км, а 61-й левофланговый - 51 км. Соответственно в корпусах, имевших одноэшелонное построение, стрелковые дивизии получили полосы обороны полосы протяженностью от 12 до 22 км, что превышало предвоенные нормативы в среднем в 1,5 раза и более.

В связи с малым количеством артиллерии, имеющейся в распоряжении командующего армией, и большой протяженностью фронта обороны армейская артиллерийская группа не создавалась. Два корпусных артиллерийских полка, приданные армии для ее усиления из резерва Ставки ВК были переданы в корпуса. Используя их, в стрелковых дивизиях корпусов были созданы группы ДД и ПП ( по количеству стрелковых полков первого эшелона). Такая децентрализация артиллерии в армии обусловила отказ командования объединения от планирования артиллерийской контрподготовки и артиллерийского обеспечения контрудара. Вместе с тем, стремясь обеспечить успешные действия механизированных корпусов, командующий армии выделил для их поддержки в бою авиацию в составе 23-й смешанной авиадивизии и авиачастей, базирующихся на аэродромах г. Витебска. [ЦАМО, ф.208, оп. 3038сс, д.33, л. 16]

Поскольку перед войной все танки из стрелковых дивизий были обращены на укомплектование формируемых механизированных корпусов в стрелковых соединениях армии танков не было. Некоторое их количество (91 танк) было изъято из состава 7-го механизированного корпуса для усиления обороны г. Витебска, охраны и обороны командного пункта объединения, а также усиления 153 сд (36 танков Т-26) и 69 сд (5 танков Т-26). Таким образом, плотность танков в тактической зоне обороны армии составляла всего лишь 0,9 танка на 1 км фронта. Однако на направлении контрудара, где массировалась усилия мехкорпусов, планировалось иметь плотность танков в полосе действий 7-го механизированного корпуса до 29 танков на км фронта, а 5-го корпуса - до 20. В целом же, оперативная плотность танков в армия составляла около 17 танков на км фронта.

Задачи прикрытия боевых порядков войск армии от ударов воздушного противника планировалось осуществлять штатными силами и средствами ее стрелковых и механизированных соединений. В армии задачи ПВО возлагались на незначительную по составу группу истребителей.

Борьба с авиацией противника, действующей на низких высотах возлагалась на пехоту, для чего должен был применяться групповой огонь из стрелкового оружия.

Решением командующего, основная тяжесть борьбы с танками противника возлагалась на штатные

силы и средства ПТО и стрелковых дивизий, где имеющиеся на вооруженти 45-мм ПТ пушки равномерно размещались на небольшом удалении от переднего края. Таким образом, плотность противотанковой артиллерии составляла в армии до 3 ПТ орудий на 1 км фронта. В глубине обороны, силами дивизий резерва на флангах армейской полосы создавались два противотанковых опорных пункта. Задачи по созданию в тактической зоне обороны противотанковых инженерных заграждений не определялись ввиду малого количества времени на подготовку обороны, а также инженерных частей и подразделений.

В связи с недостаточной плотностью орудий и минометов (до 6 единиц на км фронта) основу системы огня армии составлял огонь стрелкового оружия, главным образом, пулеметов в сочетании с огнем артиллерии на направлениях сосредоточения основных усилий стрелковых соединений. В дивизиях планировались дальнее огневое нападение (ДОН), ведение неподвижного заградительного (НЗО) и сосредоточенного огня (СО). В итоге перед передним краем основного оборонительного рубежа армии готовился максимально возможный, исходя из наличных сил и средств, по плотности огонь пехоты и артиллерии на направлениях вероятных действий противника. Вместе с тем спланированная система огня не предусматривала надежного прикрытия стыков и флангов соединений, а также артиллерийского обеспечения контрударов, в т.ч. и механизированных корпусов. Постановка минных полей, включая противотанковые, увязанные с огнем стрелкового оружия и артиллерии, даже перед передним краем заблаговременно не планировалась и осуществлялась фрагментарно, по инициативе командиров стрелковых соединений.

Помимо армейского контрудара силами мехкорпусов предусматривались контрудары силами дивизий резерва по одному-двум вариантам на флангах армии или в центре, в случае прорыва противником тактической зоны обороны на направление Богушевское-Смоденск.

Таким образом, анализ решения командующего 20-й армией позволяет сделать следующие выводы:

решение носит явно решительный и активный характер;

построение обороны армии в целом соответствовало сложившейся боевой обстановке и замыслу командующего войсками фронта;

правильно определив направление сосредоточения основных усилий, командующий не в полной мере использовал наличиствующие силы и средства для его обеспечения;

в решении явно просматривается поверхностность и фрагментарность в организации взаимодействия как между видами и родами войск, так и соединениями, особенно в период нанесения армейского контрудара;

отказ от создания армейской артиллерийской группы, артиллерийского противотанкового резерва практически лишали командующего возможности своевременной и действенной реакции на неблагоприятные изменения в боевой обстановке, особенно в период развертывания боевых действий в предполье и в ходе контрудара;

недооценка местности с точки зрения ее танкодоступности на направлении планируемого контрудара, завышение задач, поставленных перед мехкорпусами по глубине, оказали негативное влияние на ход и исход контрудара.

3. Задачи механизированных корпусов.

7-й и 5-й механизированные корпуса в ночь на 5 июля 1941 г. получили приказ в течение дня совершить марш в исходные районы (для 7-го корпуса - Вороны, ст. Крынки, Хомены; для 5-го -Высокое, Селице, ст. Осиновка), где быть в готовности к участию в армейском контрударе.

7-му корпусу было приказано нанести удар в направлении м. Бешенковичи Лепель, к исходу дня овладеть районом Кубличи, (иск.) Лепель, м.Камень, в дальнейшем нанести удар во фланг и тыл Полоцкой группировки противника; 5-му корпусу - нанести удар в направлении Сенно, Лепель, к исходу дня овладеть районом Людчицы (10 км ю.-в. Лепель), Краснолучна, м. Лукомль, в дальнейшем развивать*удар через Лепель на Гленбоке и через м.Зембин на м.Докшице.

Разграничительная линия между корпусами - Богушевское, Сенно, Лепель (все для 5-го механизированного корпуса).

4. Обстановка в полосе предстоящих действий механизированных корпусов. Данные о противнике

а) по данным разведки корпусов

Ввиду того, что соединения 5-го механизированного корпуса завершали сосредоточение, разведка в корпусе своими силами до начала контрудара не проводилась.

7-й механизированный корпус, завершивший сосредоточение к 29 июня 1941 г. организовал разведку силами 9-го мотоциклетного полка и разведывательных батальонов дивизий во всей полосе предстоящих действий и имел достаточно подробную информацию:

3.7.41 г. выдвижение колонн танков противника с мотопехотой (до батальона каждая) от Дисны на Полоцк, от Березино на Лепель, в 24.00 Лепель занят противником;

4.7.41 г. колонна танков противника (до 75 единиц) вышла из г. Лепель по шоссе на Чашники; в 18.50 в Сиротино вошло до 100 танков противника.

б) из информации штаба 20-й армии

5.7.41 г. авиационной разведкой установлено движение танковой колонны (до тб) по маршруту Приветок-Городец (8 км с.-з. Сенно); наземной разведкой движение колонны танков (до тп) по маршруту Чашники-Круглица (12 км зап. Сенно).

6.7 - к 8.00 - скопление танков в районе Бешенковичи;

4-6.7 - разведкой установлены активные действия на Витебском направлении соединений 39-го моторизованного корпуса противника и пассивные действия соединений его 47-го моторизованного корпуса в районе г. Борисов.

Соответственно 7-й и 5-й корпуса ориентировались на разгром соединений 39-го корпуса противника.

в) реально в полосе предстоящих действий механизированных корпусов с 3 июля 1941 г. одновременно возобновили наступление соединения 3-й и 2-й танковых групп противника.

В отличие от оценки командования Западного фронта и 20-й армии, на направлении планируемого контрудара противника, наметал развернуть наступление не только частью сил 39-го моторизованного корпуса 3-й танковой группы, но и левым флангом 47-го моторизованного корпуса 2-й танковой группы.

Таким образом, недооценка активности войск противника на левом фланге армии и не совсем верная количественная оценка наступающих войск противника на витебском направлении уже с самого начала создавали значительные трудности перед корпусами в плане успешного и своевременного выполнения поставленной задачи.

Положение и состояние войск механизированных корпусов

Соединения и части 7-го механизированного корпуса, дислоцировавшегося до начала войны в Московском военном округе (Кубинка. Наро-Фоминск, Москва, Калуга, Ногинск) уже 22.6.41 г. была приведены в состояние полной боевой готовности. В период с 24 до 28.6.41 г. они совершали марш комбинированным способом (танки и тяжелая техника по ж/д, автотранспорт своим ходом) и к 30 июня закончили сосредоточение в районе 40 км восточное и юго-восточнее г.Витебска, где начали активную подготовку непосредственно к боевым действиям в полосе обороны 20-й армии. При подходе к району сосредоточения 1 мсд была выведена из подчинения командиру 7-го мехкорпуса и получила задачу на действия в полосе армии на борисовском направлении совместно с частями Борисовского гарнизона по отражению попыток соединений 2-й танковой группы противника с ходу форсировать р. Березина. Располагая вполне достаточным временем, соединения корпуса привели себя в порядок после марша, частично доукомплектовались, в том числе и танками новейшей конструкции (34 КВ и 29 Т-34). Была проведена рекогносцировка пяти вероятных направлений действий (13 маршрутов протяженностью от 25 до 50 км), включая и рассматриваемое направление контрудара, установлена достаточно надежная связь и организовано взаимодействие со стрелковыми соединениями, занимающими оборону впереди корпуса и на

флангах.

Таким образом, в случае получения боевого приказа корпус в целом был готов в короткие сроки подготовиться к участию в армейском контрударе.

В значительно более сложных условиях пришлось готовиться к контрудару 5-му механизированному корпусу, который начиная с начала июня передислоцировался из Забайкальского военного округа в Киевский Особый. Однако, в связи с началом войны и изменением планов Ставка ГК приняла решение о его последующей передислокации в полосу обороны Западного фронта в район восточное г. Орша. Поскольку часть эшелонов к этому времени уже разгружались в КОВО (зап. г. Киев), корпус сосредоточивался не в полном составе.

Прибытие и разгрузка эшелонов продолжались до 8 июля 1941 г. Главные силы корпуса (танковые дивизии) в основном завершили сосредоточение к. концу 4 июля.

В итоге, соединения и части 5-го механизированного корпуса вынуждены были приступить к выполнению поставленной задачи буквально "с колес", не имея достаточного времени на приведение себя в порядок, ни на доукомплектование, ни на доскональное изучение боевой обстановки, что также снижало эффективность их боевого применения.

Соседи

Впереди, в предполье армии на рубеже р.Березина действовали остатки 13-й армии, войска Борисовского и Лепельского гарнизонов, 1-я мотострелковая дивизия со 115-м танковым полком и 153-я стрелковая дивизия, последовательно отходившая на восток и закрепившаяся к 4 июля на восточном берегу р. Черногостница. На основном оборонительном рубеже переходили к обороне соединения и частя 69-го и 61-го стрелковых корпусов, завершавшие выдвижение на глубины.

Наиболее четкое взаимодействие было организовано между 7-м механизированным корпусом и 153-й стрелковой дивизией, обороняющейся в полосе намеченного контрудара и имевшей к 5 июля непосредственное соприкосновение с вышедшими к ее рубежу обороны передовыми частями 39-го моторизованного корпуса противника.

Местность

В целом, рельеф на направлении действий механизированных корпусов характеризуется изобилием болот, лесов, мелких ручьев и рек. Пересеченный характер местности представлял значительные затруднения для действий крупных масс танковых войск при ведении наступления, но одновременно давал большие преимущества обороняющимся, позволяя создавать оборонительные рубежи с опорой на естественные препятствия.

Водные преграды: наиболее крупная на направлении контрудара р.Улла - шириной 10-37 м, глубиной 1-2 м. скорость течения 0,2-0,3 м/с, берега крутые, дно преимущественно вязкое, местами песчаное.

Болота обширные, торфяные, не проходимые даже летом.

Населенные пункты расположены, главным образом, вдоль дорог, шоссе и рек (озер). Постройки преимущественно деревянные, в районных центрах есть и каменные в два-три этажа. Большинство поселков электрифицировано и телефонизировано.

В полосе планируемого контрудара проходят усовершенствованные шоссе Витебск-Лепель, Богушевское- Лепель, Орша-Лепель, которые имеют асфальтовое покрытие, мосты грузоподъемностью 30-60 т. Остальные дороги не имеют твердого покрытия, оборудованы деревянными (2-10 т) и железобетонными мостами (до 50 т).

Таким образом, местность на направлении контрудара весьма существенно сковывала возможности по маневру танковых соединений, позволяя применять их подивизионно без тесной локтевой связи. Ограниченный обзор, наличие большого количества районов труднодоступных для действий танков обуславливали потребность в ведении постоянной, активной разведки на широком фронте с задачей не только своевременного обнаружения противника и вскрытия его замыслов, но и тщательной инженерной разведки местности. Для успешного продвижения корпусов в условиях имевших место проливных дождей требовалось дополнительное усиление соединений частями (подразделениями) инженерных войск.

5. Решение командиров механизированных корпусов

Используя данные полученные штабом корпуса в период сосредоточения и подготовки к боевым действиям, командир 7-го механизированного корпуса сумел в короткие сроки (до двух часов) выработать вполне обоснованное решение на бой. Работая совместно с весьма ограниченным крутом должностных лиц штаба и управления соединения, он решил: нанести удар силами двух танковых дизизий в общем направлении Новоселки, Долгое, м.Камень, с ходу форсировав р. Черногостница, разгромить передовые части противофланговых соединений 39-го моторизованного корпуса противника и выйти на рубеж (иск.) Бешенковичи, Кутьки (Куты), Жерино. В дальнейшем ударом во фланг и тыл разгромить наступающие соединения противника и к исходу дня овладеть районом м.Улла, м.Камень, Долгое. Боевой порядок корпуса иметь в один эшелон с выделением резерва в составе танкового батальона. Правый фланг корпуса прикрыть силами 9-го мотоциклетного полка.

В соответствии с полученной боевой задачей командир 5-го механизированного корпуса решил главный удар нанести на левом фланге соединения в общем направлении на Обольцы, Толпино, в последующем силами двух танковых дивизий во взаимодействии с 7-м механизированным корпусом разгромить передовые части 39-го моторизованного корпуса и выйти на рубеж Чашники, Лукомль, в дальнейшем, нарастив успех, вводом в бой второго эшелона, завершить разгром соединений противника и к исходу дня овладеть г.Лепель. Боневой порядок иметь в два эшелона: в первом - 17-ю и 15-ю танковые дивизии, во втором - отряд 109-й мотострелковой дивизии. Корпусной резерв иметь в составе 8-го мотоциклетного полка, танкового и мотострелкового батальонов.

Анализ замысла решений командиров корпусов позволяет выявить некоторые их характерные особенности. Во-первых, ориентированные командующим армией на решительный разгром противника, развивающего наступление преимущественно танковыми и моторизованными соединениями, они включили в состав первого эшелона корпусов все танковые дивизии, оставив в своем распоряжении незначительный резерв (до 1 танкового и мотострелкового батальонов). Во-вторых, учитывая большую глубину боевых задач осуществили их целесообразную детализацию, что позволяло более тщательно спланировать боевые действия подчиненных соединений и частей. В-третьих, предусматривая возможность ударов противника по открытым флангам корпусов, определили силы и средства обеспечивающие их прикрытие. В-четвертых, в замыслах совершенно не предусматривались вопросы огневого поражения противника с началом и в ходе контрудара. В-пятых, основные вопросы взаимодействия с соседями, особенно действующими в предполье, в решении рассмотрены чересчур поверхностно и носят информативный характер.

б. Боевые задачи и организация боевого обеспечения.

Исходя из выработанного замысла боевых действий командиры корпусов определили боевые задачи подчиненным соединениям и частям, которые были в последующем доведены до соответствующих командиров сначала в устной форме при личном общении, а затем в письменной - в форме боевых приказов.

Анализ боевых задач, поставленных соединениям и частям механизированных корпусов показал, что командиры соединений, руководствуясь требованиями устава, вместе с тем творчески подошли к выполнению этой функции управления. Учитывая выводы из оценки обстановки и, главным образом, оценки противника и своих войск, командиры корпусов ставили боевые задачи с различной степенью детализации. Так, боевые задачи дивизиям 7-го механизированного корпуса

подразделялись на ближайшую (глубина ее 40-50 км от переднего края основного оборонительного рубежа армии) и дальнейшую, совпадающую с задачей дня (глубина - 45-55 км от рубежа ближайшей задачи). В 5-м механизированном корпусе задачи дивизиям первого эшелона подразделялись на ближайшую (глубина 45-55 км от переднего края обороны армии), последующую (глубина - 50-35 км от рубежа ближайшей задачи) и дальнейшую, она же задача дня (глубина - до 40 км от рубежа последующей задачи).

Характерной особенностью задач было и то, что в них не определялась конкретная группировка противника, подлежащая разгрому, что влияло на качество планирования боевых действий в штабах дивизий.

Необходимо отметить, определенную пассивность действий второго эшелона 5-го механизированного корпуса (отряд 109 мед), которому в задаче определялось перейти к активным действиям лишь при выполнении дальнейшей задачи.

Практически совершенно отсутствуют боевые задачи корпусным частям боевого обеспечения, за исключением вполне конкретной задачи поставленной командиром 7-го механизированного корпуса 9-му мотоциклетному полку.

Своим резервам командиры корпусов при определении задач указали лишь состав их, место в боевом порядке и направление перемещения, совершенно не ориентируя их где, когда и к каким действиям быть им готовым.

Однако изучение ряда архивных материалов, косвенно отражающих процесс выработки решения командирами корпусов, позволяет заключить, что корпусные части свои задачи получали при устной постановке задач командирами корпусов без последующего дублирования в письменных приказах, это обусловливалось недостатком времени на осуществление этой функция управления войсками в полном объеме.

К примеру, разница во временя между отдачей устного приказа командиров 7-го механизированного корпуса и оформлением его в письменной форме составила всего два часа. Кроме того, в 5-м механизированном корпусе к началу боевых действий корпусные части боевого обеспечения еще не прибыли в район сосредоточения, поэтому все задача по его осуществлению возлагались на командиров дивизий. В 7-м механизированном корпусе задача моторизованному инженерному батальону была определена еще 30 июля 1941 г. в период планирования контрудара силами только этого корпуса. Поскольку направление контрудара, боевой порядок соединения, задачи дивизиям практически не изменились, командир корпуса счел возможным задачи по инженерному обеспечению в приказе не повторять, что также способствовало сокращению времени, требуемого для осуществления планирования. По тем же соображениям не определялись задачи и по тыловому обеспечению, в приказе была лишь уточнена станция снабжения.

Анализ же боевых приказов командиров дивизий, позволяет сделать вывод, что они в достаточно полном объеме определили задачи своим частям и подразделениям по всем видам всестороннего обеспечения боевых действий.

7. Организация взаимодействия, управления войсками и связи.

В соответствии с положениями руководящих документов, регламентирующих порядок организации взаимодействия в период подготовки к боевым действиям, главным его организатором в соединении, являлся командир. Сохранившиеся архивные документы позволяют сделать вывод о том, что в корпусах взаимодействие организовывалось преимущественно по карте путем отдачи указаний лично командирами корпусов. Некоторые вопросы взаимодействия, касающиеся осуществления его в ходе контрудара (с кем из соседей и на каком этапе боевых действий поддерживать его наиболее тесно) отражались в боевых приказах. Кроме того, с целью обеспечения устойчивости и непрерывности его в 7-м механизированном корпусе в ночь на б июля были высланы офицеры штаба корпуса (делегаты связи) в штабы взаимодействующих с ним 153-й стрелковой дивизии и 69-го стрелкового корпуса.

Важно отметить, что командующий армией со своей стороны не обеспечил в полной мере четкого взаимодействия корпусов с поддерживающей авиацией, со стрелковыми соединениями, от которых должны были выделяться подразделения для закрепления достигнутых в ходе контрудара рубежей, а также с действующими в предполье и имеющими задачи по прикрытию открытых флангов контрударной группировки. В последующем это сыграло свою негативную роль и обусловило определенное распыление сил механизированных корпусов, вынужденных выделять в ходе боя дополнительные силы для обеспечения своих открытых флангов. Не было организовано тесного взаимодействия и между самими корпусами, особенно в начале контрудара, когда они действовали на разобщенных направлениях (разрыв между ними составлял первоначально около 50 км).

Сложность боевой обстановки, поставленных боевых задач, определенная громоздкость организационно- штатной структуры механизированных корпусов настоятельно требовали особого внимания к организации действенной системы управления войсками. С целью обеспечения оперативного, непрерывного и устойчивого управления войсками в корпусах и дивизиях предусматривалось, в соответствии с предвоенными взглядами, деление органов управления на два эшелона. Первый эшелон управления соединений был призван выполнять, главным образом, оперативную функцию управления войсками. На основе его создавался, командный пункт корпуса и в дивизиях, для приближения управления к войскам в ходе боя предусматривалось выделение из состава КП наблюдательного пункта командира соединения, а при необходимости и вспомогательных наблюдательных пунктов. Второй эшелон управления в состав которого входили органы управления и должностные лица штаба, отвечавшие за исполнение обеспечивающей функции, располагались в районе размещения тылов.

Учитывая высокую маневренность действий танковых частей, особое внимание уделялось организации своевременного перемещения КП корпуса и дивизий. К примеру, в 7-м механизированном корпусе его штабом была разработана подробная схема построения КП при передвижения. В боевых приказах корпусов отдельным пунктом определялось направление перемещения КП и предполагаемые места развертывания.

Сознавая важную роль связи в деле обеспечения оперативности и непрерывности управления войсками, на командных пунктах создавались узлы связи, укомплектовываемые радиопроводными и подвижными средствами связи. Однако, значительный некомплект этих средств, вынуждал создавать весьма громоздкие радиосети, что с учетом наличия только симплексной связи предопределяло невысокую скорость обмена информацией. Таким образом, создаваемая в корпусах система радиосвязи объективно снижала возможности органов управления по обеспечению требуемой оперативности и непрерывности управления войсками. С целью снижения негативного воздействия невысокой пропускной способности радиосети в ходе контрудара в корпусах и дивизиях предусматривалось широкое использование делегатов связи на подвижная средствах. Проводную связь планировалось использовать ограниченно, главным образом, для организации внутренней связи на пунктах управления соединений и при расположении соединений на месте. Много внимания уделялось организации системы обмена между пунктами управления письменными документами информационного характера, для чего при каждом командном пункте планировалось иметь пункт сбора донесений, обязанности по доставке которых возлагались на специально назначенных посыльных. Опыт пограничных сражений также показал важность организации надежной охраны и обороны пунктов управления. Эти задачи в обоих корпусах и дивизиях возлагались на резервные подразделения батальонов связи и разведывательных.

Таким образом, несмотря на имевшее место недостатки в организации управления, создаваемые на период контрудара в соединениях система управления, в целом, позволяла вполне успешно осуществлять управление волсками.

8. Организация материально-технического обеспечения.

В ходе подготовки к контрудару в корпусах уделялось много внимания организации материального обеспечения и прежде всего боеприпасами, горючим и продовольствием. Решение

этой задачи было связано с большими трудностями. Ограниченность времени на подготовку к боевым действиям, особенно в 5-м механизированном корпусе, большой некомплект возимых запасов в соединениях и частях корпусов, весьма ограниченные материальные запасы в армии и низкие возможности ее по своевременной их подаче к соединениям поставили дивизии в весьма неблагоприятные условия.

Однако даже в этих условиях соединения 7-го механизированного корпуса создали необходимые запасы материальных средств (по боеприпасам: в танковых дивизиях - 2 боекомплекта, в корпусных частях - 1,5; по горючему: в 14-й тд- 2 заправки, в 18-й тд - 3 заправки; по продовольствию - 5 сутодач, преимущественно сухим пайком). 5-й механизированный корпус, ввиду неприбытия тыловых частей дивизий, имел значительно меньшие запасы, особенно горючего.

Созданные запасы планировалось перемещать двумя эшелонами, для чего в дивизиях создавались головные и тыловые эшелоны парков, удаление последних от боевых порядков первого эшелона предполагалось до 30-40 км. Учитывая высокую вероятность внезапной встречи с противником в ходе развития контрудара, командиры дивизий заблаговременно планировали выделение части боевых подразделений для охраны и обороны ГЭП (один-два танковых и стрелковых взвода).

В комплексе с вопросами материального обеспечения в период подготовки к контрудару в корпусах решались вопросы технического обеспечения. Так, ремонт и восстановление вышедшей из строя боевой техники планировалось осуществлять силами ремонтных и эвакуационных подразделений полков и дивизий, которые также, как и тыловые эшелонировались в составе ГЭП и ТЭП. Кроме того, в 7-й механизированном корпусе в каждой танковой дивизии планировалось создание на период боевых действий сборного пункта аварийных машин (СПАМ), задачей которого являлось осуществление текущего и среднего ремонта. В 5-м механизированном корпусе, ввиду неприбытия к началу контрудара тыловых и ремонтных частей задачи по ремонту поврежденной боевой техники соединения возлагались на армейский СПАМ, размещавшийся в г. Орша.

Особые затруднения при планировании технического обеспечения вызывал вопрос осуществления эвакуация поврежденной и застрявшей боевой техники, особенно, танков Т-34 и КВ. Так, в 7-м механизированном корпусе вместо 80 положенных по штату тракторов было всего лишь 36 тракторов "Коминтерн" отличавшихся тихоходностью (4-5 км/ч) и способных эвакуировать только легкие танки. В связи с этим предусматривалась возможность эвакуации тяжелой техники другими однотипными боевыми машинами. Однако практика последующих боевых действий показала малоэффективность данного решения.

Так, в 14-й танковой дивизий 7-го механизированного корпуса за период контрудара било эвакуировано на СПАМ армии 45 танков, в т.ч. четыре КВ и одиннадцать Т-34, отремонтировано на СПАМ соединения силами ремонтно-восстановительного батальона 29 танков, в т.ч. четыре КВ и семь Т-34. Всего в дивизиях к концу контрудара нуждалось в ремонте 115 танков. Столь невысокая производительность дивизионного СПАМ была вызвана отсутствием необходимых запасных частей и частыми их перемещениями. Большое же количество неисправной техники обусловливалось напряженной ее эксплуатацией в ходе боевых действий и неспланированностью проведения хотя бы профилактического обслуживания танков, что привело к частому выходу из строя главного и бортовых фрикционов (до 50% всех причин технических неисправностей), а также АКБ из-за несвоевременной их подзарядки.

Таким образом, осуществленные и спланированные в период подготовки корпусов к боевым действиям мероприятия по материально-техническому обеспечению в целом обеспечивали возможность успешного выполнения поставленных боевых задач. Однако ряд объективных причин в значительной степени снижали эффективность мероприятий. В частности, это касается организации и правления этим видом обеспечения. Поскольку руководство им в корпусах и дивизиях возлагалось на штабы соединений, которые будучи загружены оперативной работой не могли уделять этому вопросу должного внимания, а существовавшие в них отделы и отделения тыла оказались неправомочными для эффективного решения возникавших задач.

9. Ведение боевых действий.

Контрудар 7-го и 5-го механизированных корпусов в полосе 20-й армии Западного фронта на Лепельском направлении проводился с 6 по 10 июля 1941 г. По характеру боевых действий корпусов в нем можно выделить три этапа.

Первый этап (с 6 июля по 8 июля ) характеризуется отдельными боями с передовыми частями соединений 3-й и частью сил 2-й танковых групп противника на разобщенных направлениях.

С утра 6 июля в соответствия с боевым распоряжением командующего армией соединения корпусов под прикрытием вышедших раньше на два часа передовых отрядов (до усиленного мпб) начали выдвижение из исходных районов. Соединения выдвигались каждое по двум маршрутам, что обеспечивало им по масли, командования возможность достижения более высоких темпов наступления, а при встрече с противником возможность быстрого развертывания в боевой порядок.

Однако несвоевременно полученные разведданные об изменениях в пояснении противника, происшедших в течение 5 июля, проливные дожди, начавшиеся еще в ночь на б июля, сразу же внесли значительные коррективы в спланированные действия.

Так, передовые отряды 14-й танковой дивизии, выйдя к 8 часам 6 июля к рубежу р.Черногостница, обнаружила разрушенные и затопленные переправы, через которые без дополнительных инженерных мероприятий могли пройти только средние и тяжелые танки. Кроме того, обнаруженные па зап. берегу реки ПТ орудия противника (до 10 единиц на 1 км фронта) в районе Равки, Черногостье, Дуброво, своим огнем воспрещали ведение разведки участков, пригодных для переправ. В этих условиях командир 14 тд по согласованию с командиром корпуса решил остановить наступление, провести инженерную разведку, в ночь на 7 июля силами инженерного батальона построить (усилить) переправы и с утра при поддержке 14 гап и адн[?] 153 сд форсировать р.Черногостницу, прорвать ПТ рубеж противника и к исходу дня выполнять ранее поставленную боевую задачу. 10-ая танковая дивизия, наступала также по двум маршрутам, в обход с юга оз. Саро, в общем направлении на Сенно. К [.2?] часам обоими передовыми отрядами она также завязала бои на подступах к Сенно. Разведкой удалось установить, что противник высадил здесь воздушный десант (до 500 солдат и 60 танкеток). В сложившихся условиях командир дивизии принял решение: подтянуть главные силы, атакой танковых полков по сходящимся направлениям уничтожить противника и овладеть Сенно к исходу дня. К 24 часам 6 июля 18 тд овладела Сенно.

17-я я 13-я танковые дивизии и отряд 109 мсд 5-го механизированного корпуса в 5 часов утра выступили колоннами по назначенным маршрутам. Противник сопротивления практически не оказывал. Однако ввиду раскисших из-за проливного дождя грунтовых дорог войска продвигались значительно медленнее, чем, планировалось. С подходом к рубежу Масюки, Обольцы танковые дивизии встретили организованное сопротивление передовых частей 47-го моторизованного корпуса. Стремительной атакой танковые части соединений сбили противника с занимаемых рубежей и к 20 часам, продвинувшись в глубину на 14-16 км, вышли на рубеж: 17 тд - Серкуты, Будно; 13 - Замошье, Обольцы, отряд 109 мсд - 7 км зап. Вязьмичи.

В итоге наибольший успех имела 17-я танковая дивизия. На главном же направлении темп наступления был значительно ниже. Это обусловливалось тем, что гитлеровцы к подходу наших войск успели частично подготовить Обольцы к обороне и пытались удержать его в своих руках.

В сложившейся обстановке ввод второго эшелона корпуса в бой - 109 мсд на направлении действий 17 тд мог бы привести к более динамичному развитию успеха. Однако ввиду отставания частей второго эшелона от первого эшелона танковой дивизии на 12 км, низкой скорости их продвижения (4 км/ч), из-за плохих дорог и почти непрерывного воздействия вражеской авиации эта идея командованием корпуса не была осуществлена.

К исходу б июля танки израсходовали почти весь запас горючего (в баках оставалось около 25%

заправки). Проанализировав создавшееся положение, командир 5-го механизированного корпуса принял решение приостановить дальнейшее наступление, в течение ночи на 7 июля дозаправять боевые машины, уточнить задачи соединениям и с рассветом возобновить наступление. Поскольку колесные машины, обеспечивающие подвоз горючего к утру 7 июля к частям не прибыли, командиры танковых дивизий возобновили наступление силами передовых отрядов, обеспечив их машины горючим слитым с баков других боевых машин. Уничтожая отдельные очаги сопротивления противника, они в течение дня продвинулись до рубежа Уздорники, Антополье где встретили организованную оборону. Боем передовых отрядов было установлено, что в полосе наступления корпуса действуют части 12-й танковой дивизии противника 47-го моторизованного корпуса, а из показаний захваченных пленных стало известно, что соединения 39-го моторизованного корпуса врага развивают наступление в направления Бешенковичи, Витебск.

К исходу 7 июля основные силы 17 тд вели бои 34-м и 33-м танковыми полками на рубеже Буй, Мал.Белица; 17 мсп (второй эшелон дивизии) выдвигался вслед за 34 тп; 13 тд используя успех соседа справа, развивала успех на своем правом фланге 26-м танковым полком и вышла на рубеж 6 км зап. Мал.Белица, Осановка. Ее 25 тп и 13 мсп, свернутые в колонны, двигались во втором эшелоне. Одновременно, стремясь улучшить управление войсками, командование корпуса переменило свой КП ближе к боевым порядкам войск, разместив его в лесу сев.-зап. Рясно. Задача по обороне КП была возложены на 3 мцп. К ночи разведчики корпуса уточняли состав и положение противника перед фронтом наступления соединения. Противник силами до трех пехотных полков при поддержке артиллерии закрепился на рубеже Уздорники. Антополье, создав очаговую оборону глубиной до двух км.

14-я танковая дивизия 7-го механизированного корпуса, оборудовав ночью несколько переправ, с утра 7 июля пыталась силами танковых подков, при незначительной по масштабу и времени артиллерийской подготовке, форсировать р.Черногостницу, прорвать рубеж обороны противника и к исходу дня выполнять боевую задачу. Однако атака 27 тп не обеспеченная мощным артиллерийским огнем, без поддержки пехоты (14 мсп занял оборону по восточному берегу р. Черногостница ) успеха не имела. Из 61 танка, принимавших участие в атаке в исходное положение после ее отражения противником вернулось 30 танков. Проведенная чуть позже атака 28 тп также успеха не имела: танки переправившиеся через реку попадали под огонь ПТ орудий противника и фланговый огонь его танков, подошедших ночью. В итоге, в исходное положение после неудачной атаки вернулись из 51 всего 20 танков. Людские потери составили около 30%.

Тем не менее, согласно распоряжению командира корпуса, дивизия в 16 часов 7 июля вновь пыталась, форсировав реку, прервать оборону закрепившегося врага. Отсутствие необходимой огневой и авиационной поддержки, обещанной командующим армией, обусловило неуспех повторной атаки и дополнительные потери. Оценив сложившуюся обстановку на правом фланге корпуса, командир соединения принял решение передислоцировать 14 тд на направление наступления 18 тд, с целью обойти занятый противником рубеж с юга. С утра 8 июля возобновить наступление на новом направлении во взаимодействии с 18 тд и к исходу дня выполнить боевую задачу.

18 тд в течение 7 июля стойкой обороной отражала попытки противника силами частей 18 тд овладеть Сенно. Город трижды переходил из рук в руки, но к исходу дня остался в руках наших войск. Об ожесточенности боев разгоревшихся, в атом районе свидетельствует докладная записка командира 18 тд противника генерал-майора Неринга: "Потеря снаряжением, оружием и машинами необычайно велики и значительно превышают захваченные трофея. Это положение нетерпимо, иначе мы напобеждаемся до собственной гибели".

Озабоченный таким положением дел, командующий 4-й танковой армией перебросил сюда тд из района Дриссны с задачей подготовить оборону по рубежу Гнездиловичи - Липно.

14 тд подучив приказ на передислокацию смогла приступить к его выполнению только в 14 часов 8 июля. Столь длительная задержка была обусловлена распоряжением заместителя командующего войсками Западного фронта по АБТВ генерал-майора Борзикова, находящегося на КП 7 корпуса и озабоченного сильным воздействием вражеской авиации по боевым порядкам танковой дивизии.

Совершив марш, части дивизии (без 14 мсп) к исходу 8 июля сосредоточились в районе зап.Леонтово.

К этому временя части 18 тд под воздействием превосходящих сил противника были вынуждены оставить Сенно и под ударами частей его 18-й и 7-й танковых дивизий и авиации отойти в восточном направления.

Успешные действия противника в районе Сенно сильно обеспокоили командование 5-го механизированного корпуса. Вражеская группировка создала серьезную угрозу правому флангу корпуса, что потребовало выделения на это направление дополнительных сил. Тем не менее оценка соотношения сил и средств на направлении действий 5-го механизированного, корпуса, проведенная штабом соединения и доложенная утром его командиру, обусловили его решение на возобновление наступления с утра 8 июля, прорыв его поспешно занятой обороны, последующий разгром его частей в Оссовуке, Цотове, Вятках и овладение Лепелем к исходу дня. Соответственно были уточнены задачи дивизиям и частям. 17 тд должна была нанести удар 33-м танковым и 17-м мотострелковым полками в направлении Вятны, а 34-и танковым полком прикрывать правый фланг корпуса.

13 тд - наступать на Антополье, Лукомль. Отряд 109 мсд - действовать за левым флангом 13 тд и обеспечить бой корпуса с юга.

Утром 8 июля соединения корпуса возобновили наступление. 17 тд, несмотря на сильное воздействие, вражеской авиации, прорвала оборону противника и в течение дня успешно продвигалась вперед. К 8 часам ее 34-й танковый полк вел бой на рубеже Спечки, Будняки, прикрывая открытый фланг корпуса с севера, 33-й танковый и 17-й мотострелковый полки, тесно взаимодействуя, сражались на рубеже ст.Гразина, Толпино. 13 тд в своей полосе провела пять атак, но успеха так и не достигла. Во второй половине дня она неоднократно подвергалась ударами вражеской авиации и была вынуждена отказаться от дальнейших атак.

В 20 часов 8 июля 17 тд противника при поддержке авиации нанесла мощную контратаку с направления Сенно по правому флангу 17 тд 5-го механизированного корпуса. Главный удар пришелся по 34 тп, вспомогательный - по правому флангу 35 тп. В течение трех часов в районе Дубняки, ст.Гразина, (иск.) Мал.Белица шел ожесточенный танковый бой. Понеся большие потери в танках, противник отказался от продолжения наступления на Мал. Белицу и перенес удар восточное на направление Речица, Рясно, пытаясь обойти корпус с северо-востока, противник создал реальную угрозу КП корпуса и стремился выйти в тыл его главным силам.

Командование и штаб корпуса приняли все меры к организации на правом фланге 17 тд. На рубеж железной дороги севернее Речицы был выслан корпусной резерв. Общими усилиями частей дивизии и резерва удар противника был отражен. Однако в 20 часов противник вновь предпринял попытку разгромить части 17 тд. Ведя тяжелые бои с превосходящими силами противника, танковые полки дивизия отошли на Мал.Белицу, понеся при этом большие потери. В тоже время 17 мсп, перейдя в наступление в направлении Староселье, окружил и уничтожил севернее Толпино более одного мотопехотного батальона врага.

Развивая наступление вдоль железной дороги, противник к исходу дня в районе Будно и Рясно отрезал от главных сил корпуса их тыловые эшелоны с боеприпасами и горючим. В этих условиях корпусной резерв был вынужден оставить занимаемый рубеж и отойти в Мал.Белицу. Вечером этого же дня противник высадил тактический воздушный десант южнее ст.Гразина и во взаимодействии с частями 12 тд в районе Цотово полностью окружил 17 мсп с артиллерийским дивизионом и танковым батальоном. 13 тд под ударами частей 12 тд противника отошла в район Рыжанки, свх. Видаки, Осановка и заняла круговую оборону.

Таким образом, в результате предпринятого противником удара войска корпуса были поставлены под угрозу полного окружения.

Неудачный действия механизированных корпусов 6 и 7 июля, понесенные ими большие потери, особенно в танках, побудили командующего 20-й армией издать приказ, в котором были вскрыты, основные причины неудач танковых соединений и указывались конкретные меры по их искоренению.

К середине дня 8 июля завершился первый этап боевых действий.

Второй этап ( с 9 по 10 июля.) характеризуется активизацией действий наступающего противника во всей полосе обороны армии и попытками механизированных корпусов возобновить наступление.

В ночь на 9 июля командующий армией приказал командирам корпусов с утра возобновить наступление и к исходу дня выполнять ранее поставленную задачу. При этом он ориентировал командира 7-го механизированного корпуса о возможной контратаке противника со стороны Бешенковичей. Однако массированные налеты авиации противника задержали выход соединений в исходное положение для наступления. Только в 16 часов части 14 тд перешли в наступление с рубежа Липно, (иск.) Тепляки. Части же 18 тд, понеся новые потери от ударов авиации противника, вынуждены были отказаться от перехода в наступление и продолжали обороняться на восточном берегу р. Оболянка.

В 16 часов 30 минут 9 июля, в связи с начавшимся наступлением противника на витебском направлении вдоль северного берега р.Зап.Двины, командующий армией отдал распоряжение о временной приостановке наступления корпуса. В соответствия с ним части 14 тд и 8 мцп были отведены в исходное положение, где изготовились к обороне. Одновременно противник продолжал сосредоточивать силы на богушевском направлении, перебрасывая в район северо-западнее и западнее Сенно новые танковые и мотопехотные подразделения и части из состава 47-го моторизованного корпуса. В 18 часов передовые части 3-ей танковой группы с боем овладели западной окраиной Витебска, создав тем самым серьезную угрозу войскам 69-го стрелкового корпуса, действующего на правом фланге 20-й армии.

Аналогичными действиями авиации противника было сорвано наступление частей 13 тд 5-го механизированного корпуса на направлении Толпино, Жуки. Во второй половине дня дивизия приводила себя в порядок и одновременно отражала разрозненные атаки танковых и мотопехотных подразделений врага, пытавшихся овладеть занимаемым ею районом с запада и юго-запада.

Однако основное внимание командира корпуса было сосредоточено на обеспечении выхода из окружения 17 мсп. В течение дня Мотострелковый полк дважды безуспешно пытался своими силами прорвать кольцо окружения. Попытки оказать ему помощь путем нанесения встречных ударов силами танковых полков 17 тд также оказались, безрезультатными.

В ночь на 10 июля в связи с захватом противником Витебска командующий армией принял решение отказаться от дальнейшего развития контрудара, вывести механизированные корпуса из боя и к доходу дня сосредоточить их в районах, занимаемых ими перед началом боевых действий, с целью усиления обороны стрелковых корпусов первого эшелона армии.

В соответствия с полученным приказом командующего армией командир 7-го механизированного корпуса в своем решении на бой 10 июля определил следующие задачи: сильными передовыми отрядами танковых дивизий нанести внезапный короткий удар во фланг и тыл противнику, наступающему на витебском направлении, затем под их прикрытием главными силами по двум маршрутам отойти через боевые порядки 69-го стрелкового корпуса и к исходу дня сосредоточиться в районе Королеве, ст.Крынки, Лиозно.

С утра 10 июля передовой отряд 14 тд в составе 14-го мотострелкового и 27-го танкового полков нанес удар по противнику в северо-западном направлении, а затем отошел к Стриги , где до наступления темноты отражал попытки преследующего его врага по захвату переправы.

16 тд в первой половине дня упорной обороной 18 мсп и неоднократными контратаками танковых полков сдерживала попытки противника прорваться через занимаемый ею рубеж по р.Ободянке в восточном направлении.

В 5-м механизированном корпусе намеченный удар во фланг противнику, наступающему в оршанском направлении, силами танковых полков 13 тд и усиленного мотострелкового батальона отряда 109 мсд был также сорван в результате четырехчасового налета вражеской авиации.

Таким образом, к середине дня 10 июля соединения контрударной группировки армии окончательно отказались от возобновления наступления.

Третий этап (с 10 по 11 июля) характеризуется отходом механизированных корпусов под ударами преследующего противника и переходом их к ведению оборонительных действий.

Во второй половине дня соединения корпусов начала отход в указанные им районы сосредоточения. Танковые дивизии 7-го механизированного корпуса к исходу дня вышли к переднему краю основного оборонительного рубежа армия: 14 тд - в районе Песочанки, 18 тд -Богушевское. Продолжая движение по указанным маршрутам, дивизии корпуса 11 июля сосредоточились в районе Стаи, Лиозно, Пески.

В более сложных условиях осуществляли отход соединения и части 5-го механизированного корпуса. Особую опасность для корпуса представляли части 18 тд противника, стремящиеся обойти, его с юга через Толочин. В сложившейся обстановке командир корпуса принял решение осуществить отход по двум маршрутам через разрыв, образовавшийся между передовыми частями наших войск, занимающих основной оборонительный рубеж армии и основной группировкой войск противника на оршанском направлении. Задача по обеспечению беспрепятственного отхода возлагалась на специально выделенные отряды из состава 109 мсд ( в каждом танковый и мотострелковый батальоны), которые своими активными действиями должны были сковать преследующие части противника. Используя ночное время и лесные массивы, соединения и части корпуса в течение ночи и первой половины дня 11 июля вышли из боя оторвалась от противника и сосредоточились в районе Орехи, Хлусово, Осиповка.

В последующем 7-й механизированной корпус был переподчинен командующему 19-й армии и вел маневренную оборону на направлений Витебск, Смоленск, 5-й механизированный корпус, действуя совместно с I мсд и 57 тд, в течение 15 и 16 июля участвовал в контрударе 20-й армии в районе г.Красный. Необходимо отметить, что ввиду ранее понесенных соединениями потерь и поспешности в подготовке самого контрудара цель его не была достигнута. Контрударная группировка понесла значительные потери, а противник, переправившийся через р.Днепр продолжал развивать наступление на Смоленск с юга.

Таким образом, к концу начального периода войны в итоге оборонительной операции 20-й армии на лепельском направлении ударные группировки группы армий "Центр" понесли значительные потери, потеряла достигнутый в первые дни войны высокий темп наступления и не смогли обеспечить главным силам возможности по своевременному выполнению поставленной боевой задачи.

Заключение

Опыт начального периода Великой Отечественной войны наглядно показывает всю важность и значимость успешного решения проблемы отражения вторжения войск агрессора. С началом боевых действий для стороны подвергшейся агрессии, первостепенное значение приобретает способность ее войск создать устойчивую и непреодолимую оборону.

Опыт действий советских войск в начальном периоде войны, в частности войск 20-й армия Западного фронта, дает возможность выявить некоторые конкретные пути решения проблемы достижения устойчивости обороны. Одним из этих путей является, как ярко показывает рассмотренный военно-исторический пример, активность обороны. Она проявляется в стремлении обороняющегося перехватить инициативу у наступающего, навязать ему свою волю в плане благоприятного развертывания последующих боевых действий путем осуществления широкого маневра силами и средствами, а также проведения мощных, внезапных, тщательно спланированных и хорошо подготовленных контрударов и контратак.

Контрудар, осуществленный силами двух механизированных корпусов в полосе обороны 20-й армии, яркое подтверждение тому. Анализ опыта его подготовки и проведения позволяет наряду с положительным выявить и ряд существенных недостатков, сказавшихся на его результативности.

Организуя оборону на указанном рубеже, командующий армией в целом правильно вскрыл замысел действий противника и направления его возможных главных ударов. Исходя из имеющихся в его распоряжении сил и средств, а также времени на подготовку обороны и стремясь достичь возможно большей ее устойчивости, он помимо глубокого построения ее, инженерного оборудования предусмотрел активность ее ведения. Активность обороны обеспечивалась, в первую очередь, проведением мощного контрудара с выходом за передний край и ряда контратак при вклинении противника в оборону объединения.

Потенциальный успех контрудара достигался за счет создания контрударной группировки, адекватной по силам и средствам группировке наступающего противника, подлежащей разгрому;

правильного выбора направления удара во фланг и тыл наступающим вражеским соединениям и временя его проведения. Причинами же низкой результативности проведенного контрудара являются: недостаток времени, выделенного механизированным корпусам на подготовку к боевым действиям; неполнота и несвоевременность обеспечения командования корпусов необходимой разведывательной и оперативной информацией; неоправданное завышение глубины боевых задач;

крайне низкая эффективность мероприятий боевого и материально-технического обеспечения, осуществляемых силами и средствами армии; невысокое качество организации взаимодействия как между корпусами, действующими на разобщенных направлениях без тесной тактической связи, так и между контрударной группировкой и соседями, особенно ведущими боевые действия в предполье; полное отсутствие артиллерийской и совершенно незначительная авиационная поддержка боевых действий механизированных соединений со стороны вышестоящей инстанция;

весьма ограниченный практический опыт в организации и управлении боевыми действиями у командиров и штабов соединений и частей. Необходимо отметить, что многие из этих причин имели объективную основу, а потому умение учитывать и нейтрализовать их негативное воздействие на эффективность боевых действий не утратило и даже приобрело еще большее значение для сегодняшнего дня.

В целом, хотя поставленные перед контрударной группировкой задачи не были выполнены полностью, ее боевые действия свидетельствуют о высокой активности наших войск в период ведения обороны в начальном периоде Великой Отечественной войны. Удержание важных тактических и оперативных рубежей, отражение многочисленных атак противника, сковывания крупных сил его танковых ударных группировок на важных в стратегическом и оперативном направлениях, нанесение им значительного урона все это способствовало достижению определенного успеха в обороне советских войск и объективно влияло на повышение ее устойчивости.

Публикуется по:

Антонов Л. Н. Решение проблемы отражения вторжения противника в начальном периоде войны по опыту 20-й армии на лепелъском направлении. Учебный материал. Военная орденов Ленина и Октябрьской революции Краснознаменная Академия Бронетанковых войск им. Маршала Советского Союза Малиновского Р.Я. Кафедра истории военного искусства. М. Издательство Министерства обороны РФ. 1993.


 
 
ФОТОАРХИВ
ВИТЕБСК 1941
ВИТЕБСК 1942
ВИТЕБСК 1943
ВИТЕБСК 1944
СТАРЫЙ ВИТЕБСК
ЛИЦА ПОБЕДЫ
   
 
БОЕВЫЕ ПУТИ
43-я Армия
220 МСД
153 СД
204 СД
251-я СД
919 СП
923 СП
927 СП
789-ый АП
671-ый ОБС
419-ый ОСБ
309-ый ОПД
14ТД
   
 
БОЕВЫЕ ОПЕРАЦИИ
"БАГРАТИОН"
ВИТЕБСКО-ОРШАНСКАЯ
ПОЛОЦКАЯ
наступательные операции
12.10.1943г. - 13.03.1944г.
   
 



 
 

ВНИМАНИЕ! При использовании материалов ссылка на сайт, авторство и источник обязательна.