"Победа Витебск". Витебск в годы Великой Отечественной войны 1941-1944г.г.

Белорусские хроники, 1941г.

Витебск 9 июля

После форсирования Западной Двины боевая группа немецкой 20-й танковой дивизии двинулась по шоссе на Витебск.

Переправившись через Двину вслед за 20-й танковой, немецкая 20-я мотодивизия также двинулась на Витебск.

Немецкая 18-я мотодивизия, включенная в состав 39-го мотокорпуса, оторвалась от противника в районе Полоцка и также начала переправу через Западную Двину в районе Уллы, с тем чтобы прикрыть немецкое наступление на Витебск со стороны Городка.

 

Еще до рассвета передовой отряд немецкой 20-й танковой дивизии запросил разрешение на захват Витебска. Однако вышестоящее командование потребовало обеспечить направление Витебска со стороны Городка, куда был направлен отдельный отряд (92-й разведбат, затем часть 59-го мотополка).

Кроме того, немецкие войска натолкнулись на неожиданное сопротивление на Витебском направлении, поэтому только во второй половине дня (около 17-18.00) части 20-й танковой дивизии вступили в правобережную часть города, горящую и заминированную.

Обнаружив автодорожный мост через Двину взорванным, штурмовая группа 20-го мотоциклетного батальона захватила находившийся западнее железнодорожный мост через Двину, который вел прямо к аэродрому. Завязался тяжелый бой, в котором немецкий мотоциклетный батальон поддержали подходившие части 20-й мотодивизии.

Еще одна часть немецкой 20-й танковой дивизии продвинулась вдоль северного берега Двины до деревни Тетерки и взяла под контроль переправу через Двину и плацдарм на южном берегу.

Однако сам город по причине пожара немецкие войска вынуждены были оставить (по немецким данным, город подожгли "комиссары"; "точно так же было установлено, что некоторые жители, после этого, поджигали оставшиеся целыми партийные здания и убивали семьи евреев…").

 

Официальных данных с советской стороны об организованной обороне Витебска 9 июля нет.

Известно, что комендант города подполковник М. Я. Ушаков (начальник 2-го отделения штаба 153-й стрелковой дивизии) пропал без вести в районе Витебска 9 июля.

В отчете командира 14-й танковой дивизии говорилось, что командир 69-го стрелкового корпуса генерал-майор Е. А. Могилевчик и комендант Витебска подполковник М. Я. Ушаков выделили для обороны Витебска несколько отремонтированных танков 7-го мехкорпуса (всего предположительно 18 единиц, в т. ч. 2 тяжелых танка КВ и 2 средних Т-34).

Участники событий вспоминали, что в обороне Витебска на северо-западной окраине участвовали курсанты группы Б. Р. Терпиловского.

Имеются отрывочные данные, что в боях за Витебск участвовали какие-то подразделения 50-й стрелковой дивизии, отходившей через Сенно на Велиж (пулеметчик разведбата дивизии красноармеец Г. С. Хрон за отличие при обороне Витебска был награжден орденом "Красной Звезды").

Данных о присутствии в Витебске 128-й дивизии, о которой говорилось в сводках вышестоящих штабов, нет.

 

Несмотря на сопротивление советских войск, отсутствие крупного соединения в Витебске позволило противнику обойти обороняющихся: в ночь на 10 июля он переправился через р. Западная Двина в районе Мазурино и захватил д. Улановичи на северо-восточной окраине Витебска. Кроме того, он захватил небольшой плацдарм в районе военного аэродрома близ железнодорожного моста на южной окраине города.

19-я армия, на которую советское командование планировало возложить оборону Витебска, еще только выгружалась. К 9 июля восточнее Витебска (в район Рудни и Лиозно) выгрузились только штабы армии и трех корпусов (25-го и 34-го стрелковых, 23-го механизированного), а также 220-я мотострелковая дивизия, 2 полка 134-й стрелковой дивизии, 1 полк 162-й стрелковой дивизии и некоторые части 158-й стрелковой дивизии.

 

И. С. Конев (в 1941 - генерал-лейтенант, командующий 19-й армией) вспоминал после войны, что прибыв в район Витебска, он обнаружил в городе только батальон Осоавиахима и ополчение. Он писал в мемуарах: "Как только головные эшелоны разгрузились близ города Рудня, штаб 19-й армии был сейчас же переброшен в назначенный пункт - в леса в районе станции Рудня, а я отправился на командный пункт Западного фронта, который размещался к этому времени в Гнездове (это дачный район под Смоленском). Я прибыл на КП Западного фронта под утро. По всему Смоленску, по всем его пригородам противник непрерывно наносил бомбовые удары. Канонада была настолько сильна, что заглушала разговоры в штабе фронта. Деревянный домик, бывшая дача, в которой размещался маршал Тимошенко, все время сотрясало взрывными волнами.

Тимошенко сориентировал меня в обстановке и отдал распоряжение на рассвете выехать в Витебск. "На подступах к Витебску ведет бой корпус Могилевчика, по моим данным, там находится до пяти наших дивизий, но обстановка не ясна. Поезжайте в Витебск лично и по прибытии по ВЧ из обкома доложите обстановку, сложившуюся в этом районе", - закончил разговор Тимошенко.

Начальник штаба Западного фронта маршал Шапошников тоже достаточно спокойно реагировал на бомбардировку, которая велась буквально по району расположения штаба. Шапошников дополнительно объяснил обстановку на фронте и пожелал мне успешного выполнения задачи. Тоже обеспокоенный тем, что сосредоточение 19-й армии проходило неорганизованно, он попросил меня по мере прибытия частей как можно скорее вводить их в бой. Зашел я и к члену Военного совета фронта генералу Мехлису. Должен сказать, что Мехлис держался мужественно, даже бесстрашно.

На командном пункте фронта я пробыл примерно около часа, а затем выехал двумя машинами в Витебск. Я - впереди, на ЗИС-101, за мной - командующий артиллерией генерал Камера. Как только мы выехали из леса на шоссе Смоленск-Витебск, нас сразу же атаковала пятерка "хейнкелей". Они патрулировали шоссе. Я, шофер Яковенко и адъютант Лобов едва успели выскочить в кювет, как вспыхнула и взорвалась машина. Все пожитки, походное обмундирование и снаряжение тут же сгорели. Видя, что самолеты противника делают второй заход, я сделал перебежку и залег в кювете. Утро было замечательное, солнечное, раннее. Видимость изумительная. На зеленом фоне генеральские шевроны и красные лампасы были отчетливо видны. Самолеты сделали пике, пошли на новый заход…

Меня обдало комьями земли и оглушило. Я оказался между двумя воронками. Ранен я был легко, несколько мелких осколков попало в бедро. Адъютант Лобов был тяжело контужен, пришлось его тут же отправить в госпиталь. Шофер Яковенко, раненый в шею, остался в строю. Вот так началась моя боевая служба на Западном фронте.

После обстрела, добыв полуторку, мы вместе с шофером вернулись в штаб армии в Рудню, где я выслушал доклад начальника штаба Рубцова. Затем с группой офицеров и членом Военного совета Шеклановым снова выехал в Витебск, чтобы разобраться в обстановке и установить связь с генералом Е. А. Могилевчиком.

По шоссе навстречу нам двигался беспорядочный поток - машины, повозки, лошади, колонны беженцев и среди них немало военных. Все спешили в сторону Смоленска. Движение наших машин в направлении Витебска совершенно исключалось. Шоссе было забито. Я решил с офицерами штаба навести на шоссе порядок, дал команду всех военных задерживать, организовывать подразделения пехоты, отдельно собирать артиллеристов, танкистов и направлять всех обратно к Витебску. К моему удивлению, от Витебска в сторону Рудни двигались даже танки - несколько тяжелых КВ и несколько Т-26. Особенно странно было видеть отступающие танки новых образцов. Три таких танка КВ двигались на Рудню якобы на ремонт. Буквально угрожая оружием (просунув револьверы в люки механиков-водителей), мы остановили эти танки, кстати, они оказались исправными, и взяли их под контроль. Таким путем удалось к вечеру собрать около батальона пехоты, батарею 85-мм зенитных орудий и батарею 122-мм пушек армейской артиллерии.

Подойдя к Витебску с востока, мы увидели пожары в отдельных местах. К западу от Витебска никакого движения не обнаруживалось. По всем признакам Витебск не был немцами занят, а пожары возникли при отходе наших войск. Из здания обкома партии валил густой дым, не могло быть и речи о том, чтобы связаться по ВЧ со штабом Западного фронта и доложить обстановку. На центральной площади я увидел людей. Окликнул. Оказалось, что это остатки 17-й Горьковской дивизии, которая была разбита в приграничном сражении. Уцелел в этой битве работник штаба майор Рожков с группой тыловиков. Он прибыл на грузовой машине в Витебск и, обнаружив, что войск в городе нет, сформировал из местных жителей-осоавиахимовцев роту и приказал ей занять мост через Западную Двину, а сам остался организовывать оборону в центре города.

Нужно отдать должное этому бесстрашному майору… Он всерьез решил оборонять город и даже разведку организовал. Когда посланные мной офицеры к утру прибыли в Витебск, Рожков доложил, в частности, что к рассвету немцы подошли к Витебску и пытаются форсировать Западную Двину. Часть войск неприятеля - подвижные механизированные и танковые подразделения - по западной стороне реки проследовала к северо-западу.

К сожалению, удержать Витебск не удалось.

Я провел всю ночь на подступах к Витебску, на его восточной окраине, на высоте. Город и вся прилегающая местность были мне прекрасно видны. Начали подходить части 220-й дивизии. Я принял решение развернуть дивизию, включив в нее собранные на шоссе подразделения. К этому времени противник выдвинулся на западную окраину Витебска, смял роту осоавиахимовцев, занял аэродром. Головные части 220-й дивизии, танковый батальон (танки Т-26), а также артиллерийский полк расположились по шоссе, ведущему на Смоленск.

Я поставил задачу - взять Витебск, закрепиться по реке Западная Двина с тем, чтобы преградить немцам путь по шоссе. Оно имело очень важное оперативное значение. Приказал развернуть артиллерию, произвел разведку. Одна из батарей развернулась на высотке, где я сам находился. Артиллеристы вскоре начали пристрелку по немецким батареям, которые вели огонь с северо-запада окраины Витебска. Немцы тотчас же открыли ответный огонь. Первый снаряд - перелет, второй - недолет. Говорю командиру батареи: "Дорогой друг, имей в виду, направление немцы выбрали правильное, следующий удар будет по вашему наблюдательному пункту". Приказываю ему сейчас же сместиться право или влево, изменить положение, потому что немец накроет, попали в вилку. А сам кубарем метров на пятьдесят откатился в ложбинку. И вот немцы дают следующую очередь - беглым несколько снарядов - прямо по наблюдательному пункту, по стереотрубе, телефонам и по самому командиру батареи. От него ничего не осталось, от наблюдателя тоже.

Далее мне самому пришлось командовать этой батареей, вести огонь по немецким орудиям, пока не прибыл командир дивизиона…"

 

В районе Витебска при разведке железнодорожного моста попал в плен помощник начальника инженерного отдела 19-й армии полковник А. Ф. Гайдук.


Владимир Мартов "Белорусские хроники, 1941г.", 2011
 
 
ФОТОАРХИВ
ВИТЕБСК 1941
ВИТЕБСК 1942
ВИТЕБСК 1943
ВИТЕБСК 1944
СТАРЫЙ ВИТЕБСК
ЛИЦА ПОБЕДЫ
   
 
БОЕВЫЕ ПУТИ
43-я Армия
220 МСД
153 СД
204 СД
251-я СД
919 СП
923 СП
927 СП
789-ый АП
671-ый ОБС
419-ый ОСБ
309-ый ОПД
14ТД
   
 
БОЕВЫЕ ОПЕРАЦИИ
"БАГРАТИОН"
ВИТЕБСКО-ОРШАНСКАЯ
ПОЛОЦКАЯ
наступательные операции
12.10.1943г. - 13.03.1944г.
   
 



 
 

ВНИМАНИЕ! При использовании материалов ссылка на сайт, авторство и источник обязательна.