Для вас в нашей организации перевозки опасного груза по привлекательной цене.

Герои Советского Союза. 18-ый Витебский ГИАП

 

Баландин Владимир Александрович
18-ый ГИАП

Родился в феврале 1923 в Баку в семье нефтяника. Русский. Окончил неполную среднюю школу. Работал токарем на машиностроительном заводе. В Советской Армии с 1941. Окончил Сталинградскую военно-авиационную школу в 1942. На фронтах Великой Отечественной войны с мая 1942. Командир звена 18-го гвардейского истребительного авиационного полка (303-я истребительная авиационная дивизия, 1-я воздушная армия, 3-й Белорусский фронт) гвардии старший лейтенант Баландин к октябрю 1944 совершил 228 боевых вылетов, в 30 воздушных боях сбил лично 15 самолетов противника и 1 в группе. Погиб в воздушном бою 30.12.1944. Звание Героя Советского Союза присвоено 19.4.45 посмертно. Награжден орденом Ленина, 2 орденами Красного Знамени, 2 орденами Отечественной войны 2 степени, медалями. Похоронен в городе Капсукас Литовской ССР. В сквере завода имени Ф. Э. Дзержинского в Баку установлен бюст Героя, его имя носят улица и пионерский отряд школы в пгт Мардакян Бакинского горсовета.

Эпизоды боевых действий 30.12.1944г. (погиб в воздушном бою).
Как-то во второй половине морозного дня на боевое задание поднялось звено Владимира Баландина в составе Викентия Машкина, Николая Корниенко и Григория Васильева. После выхода в заданный район командир увидел белый инверсионный след который тянулся от линии фронта в наш тыл. Наметанный глаз Баландина быстро обнаружил врага. Специально оборудованный для ведения разведки самолет Ю-88 летал на большой высоте в надежде, что наши истребители ею не достанут. Легкокрылые Яки поднялись на 7000 метров, но до «юнкерса» было еще около 1000 метров, и он продолжал лезть вверх. Звено преследовало фашиста, но сближение было очень медленным, так как оно проходило с набором высоты. Экипаж немецкого разведчика, наверное, видел преследовавших его истребителей, однако продолжал полет в глубь нашей территории, надеясь улизнуть от суровой кары. Через некоторое время наши «ястребки» достигли высоты полета разведчика. Только теперь, когда враг увидел, что ему не уйти, он с максимально возможным креном развернулся и, увеличивая обороты моторов, взял курс на свою территорию.

У наших летчиков еще не было достаточных навыков в пилотировании истребителей на высотах, близких к потолку самолета. При выполнении разворота они все больше и больше увеличивали крен. Скорость стала падать, самолеты провалились вниз и потеряли высоту. Машкин и Васильев отстали от своих ведущих, упустили из поля зрения противника и вернулись на базу.

Иначе действовали Баландин и Корниенко. Они снова начали сближение. Но на это ушло много времени. И все же в тот момент, когда немецкий разведчик заканчивал разворот, им удалось произвести атаку. К сожалению, она не дала результатов — огонь велся на большом расстоянии. Правда, все время дистанция сокращалась. Противник, видя это, маневрировал, чтобы не попасть под прицельный огонь. И все же после двух атак Николая Корниенко верхний стрелок «юнкерса» прекратил стрельбу — очевидно, был убит. Правый мотор задымил. Покончить с вражеским самолетом Корниенко не смог — у него иссякли боеприпасы.

Скорость разведчика из-за поврежденного мотора начала заметно падать. Баландин в этот момент имел небольшой запас высоты и сверху ринулся на врага. Вот цель поймана, нажаты сразу обе гашетки, и трассирующие линии снарядов и пуль вонзились в левый мотор и фюзеляж немецкого самолета. «Юнкере» конвульсивно вздрогнул и стал крениться набок. А через несколько секунд наступил финал: он перевернулся и, окутанный пламенем и дымом, на огромной скорости врезался в землю, подняв вокруг тучи снега, комья мерзлой земли и металлических обломков.

Баландин и Корниенко приземлились на своем аэродроме почти с пустыми бензобаками. Боевые друзья и товарищи тепло поздравили Владимира с его пятнадцатой победой в воздухе.

Через полчаса Баландину снова пришлось подняться в воздух. Его паре было приказано вылететь в район Вирбалис, Пилькаллен на патрулирование. При подходе к линии фронта Владимир Баландин и его ведомый Викентий Машкин на высоте 3500 метров встретились с десятью ФВ-190. Ведущий принял решение — вступить в бой со стервятниками. Неравная схватка проходила на горизонтальном и вертикальном маневрах. Машкин не терял из виду своего командира. Искусно маневрируя, советские летчики отбивали атаки наседавшего врага. Баландину удалось сбить 2 «фоккера», Один уничтожил Машкин, но и его подбили, он вынужден был выйти из боя.

Небо густо опоясали огненные пунктиры пушечных и пулеметных трасс. Справа и слева, спереди и сзади рвались зенитные снаряды. Все клекотало, кипело, гремело. Казалось, нигде нет живого места. Владимир приготовился к очередной атаке. И тут вражеская огненная очередь настигла его самолет. Он загорела. Гореть в воздухе — нет хуже для летчика. Самолет начинен легковоспламеняющимися жидкостями и материалами. Горят бензин, масло, части конструкции, кажется, гори сам воздух. Подчас огонь удается потушить, выполнив серию различных эволюции. Резкими разворотами, скольжением, пикированием Баландин пытался сбить пламя. Сделать это не удалось. Больше того, самолет начал плохо слушаться рулей управления. Чтобы спастись, надо было выброситься с парашютом.

Машина неудержимо теряла высоту, быстро приближалась к земле. Вот до нее осталось уже метров 250. На этой высоте парашют еще успеет раскрыться и наполниться. Медлить нельзя. Володя покинул горящий истребитель. Но показания высотомера сказались ошибочными. Под самолетом была большая возвышенность, а прибор показывал высоту относительно местности вылета, то есть своего аэродрома. Поэтому парашют хоть и раскрылся, но наполниться воздухом не успел из-за слишком малой высоты.

Приземление произошло с большой вертикальной скоростью. От сильного удара о землю Баландин, не приходя в сознание, через 2 часа скончался.


Материал подготовил - Берегейко Сергей
 
 
БОЕВЫЕ ПУТИ
 





ВНИМАНИЕ! При использовании материалов ссылка на сайт, авторство и источник обязательна.